Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100

К  У  Б  А    -     «Коммунисты   У  Берегов  Америки» 

Операция «Анадырь» – полвека спустя

Истинно: страна обязана помнить и чтить своих героев. Но наши герои – это не только ветераны Великой Отечественной и воины-афганцы. Это ещё и те наши добровольцы, кто дали в Испании первый бой поднимающемуся фашизму. Те, кто в конце 30-х годов ударами с воздуха топили в водах Китая японские эсминцы. Те, кто в небе Кореи вели смертельные схватки с лучшими асами ВВС и ВМС США, сбивали «фантомы» и «тандерчифы» во Вьетнаме, обезвреживали морские мины в Суэцком заливе. Наконец, те, кто в роли военных советников помогали отстаивать свободу и независимость народам Эфиопии, Анголы, Мозамбика.

Все они с честью выполнили свой воинский долг, и благодаря им Советская Армия так и осталась непобеждённой на полях сражений.

К превеликому сожалению, их подвиги малоизвестны и не получили должного признания. Немногие, например, знают, что лучшим асом в истории реактивной авиации стал наш, советский лётчик полковник Евгений Пепеляев, сбивший в Корее 23 самолёта «международных сил ООН». Более того, многие блестящие боевые операции, выполненные за границей нашими военными, до сих пор остаются под грифом «секретно» и о них нельзя говорить и писать.

Я считаю, что пока ещё живы участники бурных событий прошлого, мы должны сделать всё возможное, чтобы их имена не были забыты.

Ныне как раз отмечается 50 лет со времени проведения операции «Анадырь» и последовавшего затем Карибского кризиса. Напомню: Советским Союзом была развёрнута на Кубе крупная группировка войск, включая ракеты средней дальности (2000 км) Р-12 с ядерными боевыми частями. Не вдаваясь в побудительные мотивы и политические моменты этой операции, едва не приведшей к третьей мировой войне и самоуничтожению человечества, подчеркнём, что по своему масштабу и уровню организации то была грандиозная, невиданная в мировой истории военно-стратегическая операция. Всего за пару месяцев, начиная с июля 1962 года, Советский Союз скрытно передислоцировал на Кубу целую дивизию Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в составе трёх ракетных полков, насчитывавшую 8 тыс. военнослужащих. На другой конец света переправили 24 пусковые установки (ПУ), 42 ракеты Р-12 (36 боевых и 6 учебных), 36 головных частей мегатонной мощи, 1695 различных машин. Причём материалы и снаряжение для этой группировки были взяты с расчётом на её автономную деятельность сроком не менее двух лет – 9500 тонн строительных материалов, более 1000 тонн продовольствия и различного снаряжения.

Для прикрытия ракетной группировки и усиления Революционных Вооружённых Сил Кубы ещё до прибытия ракет на острове были размещены части и подразделения Сухопутных Войск, ВВС, Войск ПВО и ВМФ. На Кубе тогда базировались 42 советских истребителя (в т.ч. новейшие МиГ-21), 42 реактивных бомбардировщика Ил-28, до 350 танков, 1300 артиллерийских орудий, 40 боевых кораблей и катеров, 144 зенитных ракетных комплекса (ЗРК), зенитные пушки. Части Сухопутных Войск, авиация и флот также были оснащены ядерными боеприпасами, в частности оперативно-тактическими ракетами «Луна».

О размахе операции говорит тот факт, что для перевозки личного состава и техники 51-й ракетной дивизии в Севастополь, Николаев и Балтийск понадобились 111 железнодорожных составов (бол. 7 тыс. вагонов)! Транспортировкой людей и грузов за океан были заняты 35 морских судов.

И вся эта колоссальная работа была проделана под самым носом у янки так, что была обеспечена её полнейшая секретность! Американцы начали догадываться о размещении стратегических ракет на Кубе лишь тогда, когда там уже полным ходом шло оборудование стартовых позиций. Напомним, только 14 октября американский высотный разведчик U-2 сделал снимки сооружавшихся ПУ стратегических ракет (что, собственно, и привело к Карибскому кризису).

А ведь, заметим, к моменту проведения операции «Анадырь» РВСН существовали всего чуть более двух лет. Однако за столь короткое время наши ракетчики отработали сложные вопросы транспортировки ракет, их боевых частей, ракетного топлива. В 1961 году были проведены масштабные учения по перевозке комплексов Р-12 по железной дороге, перегрузке их на морской транспорт, переходу по морю в условиях шторма. После чего дивизионы привели ракетные комплексы в боевую готовность и осуществили учебно-боевой пуск по полигону на Камчатке. Воистину, то была настоящая, боеспособная, великая армия, способная решать любые задачи, готовая дать решительный отпор любому врагу!

Операция «Анадырь» самым тесным способом связана с Украиной. 51-я дивизия (командир – генерал Игорь Стаценко) формировалась на основе ракетной дивизии, постоянно дислоцировавшейся в городе Ромны Сумской области, а в состав руководства Группой Советских войск на Кубе (ГСВК) почти в полном составе вошло командование 43-й ракетной армии (штаб – в Виннице).

Возглавил же ГСВК Дважды Герой Советского Союза генерал армии Исса Плиев, осетин, в прошлом – лихой кавалерист-рубака. За время ВОВ он 16 раз упоминался в приказах Верховного Главнокомандующего, а в августе 45-го конно-механизированная группа Плиева совершила смелый бросок через Гоби и Хинган. Сказывают, он даже ракетные дивизионы иногда по привычке называл эскадронами!

«Война нервов» – мы её не проиграли!

Карибский кризис стал тяжким испытанием для обеих противостоявших сторон. Это была настоящая война нервов, когда ситуация накалилась до предела и одного «резкого движения» было достаточно для начала апокалипсиса.

В разгар кризиса Кубу блокировали авианосные соединения ВМФ США, в которые входили 8 авианосцев, 2 крейсера, 118 эсминцев, плюс 13 подлодок и 65 десантных кораблей. К вторжению на остров готовились 250 тыс. американских солдат при поддержке 600 танков и 2000 артиллерийских орудий.

В воздухе «висели» сотни американских боевых самолётов. Пилоты открытым текстом запрашивали у своих командиров разрешение на нанесение удара по Кубе. Как вспоминал генерал Леонид Гарбуз, заместитель командующего ГСВК: «Гул моторов сотрясал воздух, создавалось впечатление массированного налёта с бомбометанием по нашим объектам. Американцы вели психологическую атаку».

На нанесении массированного удара с воздуха настаивал командующий Стратегическим авиационным командованием (САК) ВВС США генерал Кёртис Ле Мей – тот самый, чьи бомбардировщики В-29 Superfortress в 1945-м сожгли заживо более 100 тыс. мирных жителей в Токио и осуществили ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. «Ястребы» давили на президента Дж. Кеннеди и министра обороны Р. Макнамару, обвиняя их в мягкости к «красным» и подстрекая к войне.

А в это время в Советском Союзе в состояние готовности №1 была приведена Дальняя авиация ВВС. Несколько дней бомбардировщики круглосуточно стояли на рулёжных дорожках, полностью заправленные и снаряжённые, с подвешенными в опечатанных бомбоотсеках «специзделиями». Экипажи получили «засургученные» пакеты с полётными заданиями и кодами взведения взрывателей. И, как вспоминают ветераны ВВС, в те дни все работали чётко, собранно, без малейшей паники и суеты. Хотя отдавали себе отчёт: в случае начала мировой войны шансов остаться в живых ни у кого не будет…

К счастью, до войны дело не дошло. Часто можно услышать, будто Советский Союз тогда потерпел поражение, вынужденно пойдя на уступки. Но на самом деле всё было совсем не так. В действительности, это Соединённые Штаты, обладая 17-кратным превосходством над СССР по числу ядерных боезарядов, имея в 3 раза больше межконтинентальных баллистических ракет, располагая огромным флотом бомбардировщиков в составе САК ВВС, так и не решились начать войну. Потому что поняли: ответный удар станет фатальным для самой Америки. Тем более что развёрнутые на Кубе ракеты «доставали» до Вашингтона и Хьюстона, а уничтожить их одним авиаударом не позволили бы наши зенитчики – это воочию показал инцидент 27 октября, когда наша ЗРК сбила U-2 майора Андерсона.

Да, Советский Союз вынужден был уступить и забрать ракеты с Кубы. Но ведь и США пошли на ответные уступки, выведя свои ракеты Jupiter с территории Турции – а эти ракеты находились буквально в десяти минутах полёта от крупных городов и промышленных центров СССР.

Кроме того, янки дали гарантии ненападения в отношении Кубы, и эта страна отныне смогла жить и развиваться в относительно мирных и спокойных условиях. Благодаря этому Куба и по сей день остаётся оплотом социализма всего в каких-то 300 километрах от Майами и 150 километрах от Ки-Уэста.

Операция «Анадырь» глазами очевидца

Воспоминаниями о событиях 1962 года со мной поделился львовский ветеран РВСН полковник Анатолий Петрович Кондратюк, человек неординарной  судьбы. Он – участник венгерских событий 1956 года, горел в танке, потом долго лечился в госпитале, а позже попал в только что созданные Ракетные войска. Служил в части, дислоцированной в посёлке Белокоровичи Житомирской области (командир полка – полковник Николай Бандиловский). Мастер спорта по боксу и стрельбе, перворазрядник по боевому самбо. В 1962-м Анатолий Кондратюк носил воинское звание капитана.

Во время проведения ракетно-ядерных учений на Новой Земле (кодовое название «Роза», 1961 год) Кондратюку посчастливилось лично общаться с С. П. Королёвым. При Королёве он даже был порученцем. Это был, говорит Анатолий Петрович, очень весёлый, общительный, жизнерадостный человек; требовательный, даже жёсткий руководитель, но при этом незлопамятный, легко «отходчивый».

В мае 1962 года часть Кондратюка начали готовить к выполнению нового правительственного задания. Дорога на Кубу выдалась неимоверно тяжёлой. Плыли на теплоходе «Адмирал Нахимов». В связи с беспрецедентной секретностью выход людей на палубу разрешался лишь по ночам, с ведома капитана и с выключенной иллюминацией. В каютах стояла невыносимая жара, более четырёх суток судно испытывало девятибалльный шторм. Лишь на 22-й день оно вошло в порт Гавана.

Слово «Куба» шутники расшифровывали так: «Коммунисты у берегов Америки». «Жемчужина Антильских островов» встретила измученных советских военных пальмами, обилием разноцветных витрин и плакатами «Patria о muerte!» («Родина или смерть!»). Отношения с кубинцами с самого начала сложились тёплые и сердечные – они очень приветливые, весёлые и доброжелательные люди, всегда готовые придти на помощь. Что поразило наших – спирт на Кубе был невероятно дёшев, но при этом кубинцы пьют «крайне умеренно», пьяных там почти не видно.

Воинская часть Кондратюка дислоцировалась на северо-западе страны, в провинции Пинар-дель-Рио, славящейся своими табачными плантациями. Анатолий Кондратюк командовал ротой охраны и был, кроме того, назначен советским военным комендантом провинции. Извне наших ракетчиков прикрывала кубинская горнострелковая часть (в Пинар-дель-Рио находятся невысокие горы).

Главной проблемой стал тамошний климат: 40-градусная жара днём, при этом прохладные ночи, влажность 90%. Ежедневно шли проливные дожди: с апреля по октябрь в Вест-Индии сезон дождей – «верано». Взятые с собой спички отсырели – пришлось пользоваться кубинскими спичками «фосфорос», сделанными на основе вощёной бумаги и способными гореть при любой влажности и даже на ветру. Вдобавок: москиты, а также змеи и скорпионы, часто заползавшие в палатки.

Выдержали все – и люди, и техника.

А.Кондратюк: «Самая большая любовь кубинцев – Че Гевара»

Когда началось обострение, наши позиции ежедневно облетали американские тактические разведывательные самолёты – RF-8 Crusader и RF-101 Voodoo. Не было ни одной ночи, чтобы где-то в районе расположения советских подразделений не звучала стрельба, взрывались гранаты, – противник постоянно засылал на остров диверсантов из числа «контрас». Как раз в то время советские и кубинские контрразведчики раскрыли подпольную организацию «Дивизия Нарциса Лопеса». Было схвачено несколько сотен боевиков, взято много оружия и денег.

Несмотря ни на что, морально-боевой дух советских офицеров и солдат был очень высок, отсутствовали настроения безысходности и паники, хотя иллюзий никто не испытывал: в условиях огромного превосходства американских сил перед нашими и кубинскими войсками шансов уцелеть было крайне мало. Самых добрых слов заслуживают наши рядовые и сержанты, вынесшие колоссальные физические и моральные нагрузки. И в помине не было случаев «дедовщины», отношения между военнослужащими основывались на взаимопомощи, взаимной поддержке.

…Кульминация наступила 22 октября. В ответ на введение блокады на Кубе ввели военное положение. Выступивший по радио Фидель Кастро заявил прямо: «Это – война». Всего за три часа (!) на Кубе была проведена всеобщая мобилизация. Страна сразу превратилась в настоящую крепость: на побережье вырыли окопы, оборудовали орудийные позиции, в укрытиях были расставлены танки и самоходки.

Наши принялись готовить ракеты к старту. Полк Бандиловского был приведён в повышенную готовность 25 октября. По приказу Плиева в позиционные районы со складов доставили ядерные боеголовки. Положение осложнилось тем, что 27 октября на Кубу обрушился тропический ураган. Нужно было закрывать ракеты, чтобы не допустить повреждения их электронной «начинки».

Моральный дух кубинских солдат также был высок. Они, кстати сказать, и в последующем, в Анголе, проявили себя с наилучшей стороны, доказав, что кубинская армия по выучке и духу – лучшая в Латинской Америке.

Кубинцы были беззаветно преданы своей родине, революции и Фиделю Кастро. Кастро, рассказывает Анатолий Петрович, кубинцы безмерно уважали и любили. Но ещё большей любовью у них пользовался Эрнесто Че Гевара.

Именно он в те дни возглавил оборону северо-западного сектора, куда входила и провинция Пинар-дель-Рио. Комендант провинции с нашей стороны – Анатолий Кондратюк – по службе часто общался с легендарным революционером. По секрету поведал он мне, что и за чашкой кофе с рюмкой хорошего коньячка им довелось пообщаться тоже, да, было дело. Че называл молодого советского капитана (который немного знал английский и испанский) Антоля или Петрович.

По воспоминаниям моего собеседника, Че Гевара был отчаянно храбрым человеком. К нему были приставлены два «отвечавших головой» офицера, которые буквально держали его во время частых ночных стычек с «контрас», чтобы Че не лез лишний раз под пули. Но он всё равно вырывался в самое пекло. А потом, после боя, извинялся и дружелюбно спрашивал: «Ты уже не обижаешься?»

«Че Гевара был мужик во!» – говорит Анатолий Петрович и делает характерный жест рукой, подняв вверх большой палец. «Жалко, что запрещено было фотографироваться с ним, – вот и памяти, увы, не осталось».

Кстати, что удивительно, Анатолий Петрович никогда не видел команданте с его знаменитой сигарой. То ли тот бросил к тому моменту курить, то ли не дымил из соображений безопасности – как-никак, ракетная техника кругом…

Наши солдаты лежат и в кубинской земле…

Долгое время об участии наших военных в кубинских событиях 1962 года говорить было нельзя совсем; да и сейчас мой собеседник не хочет открывать всё, что знает. Пару раз он прямо так и замечал мне – это не для прессы… Лишь в 1990 году приказом министра обороны СССР участники операции «Анадырь» получили статус воинов-интернационалистов, а постановлением правительства Украины от 1994 года они определены участниками боевых действий. Ведь они пребывали в состоянии блокады – а это соответствует способу ведения боевых действий.

Впрочем, многие наши солдаты реально участвовали в боестолкновениях с диверсантами, а кое-кто и полёг на далёком тропическом острове. Из-за строжайшей секретности убитых воинов не вывозили на родину, а хоронили на месте, в ночное время, оставляя на безымянной могиле столбик с номером.

В конце 1970-х годов кубинцы возвели внушительно-суровый мемориальный комплекс (автор – скульптор Армандо Фернандес), на территорию которого и были с почётом перенесены со старых кладбищ останки наших воинов.

…Часть, в которой служил Анатолий Кондратюк, отбыла домой на теплоходе «Победа». У трапа командир ракетного полка сказал простые и точные слова: «Мы стояли на острие истории и с честью выполнили поставленную задачу».

В нашей стране операция «Анадырь» и Карибский кризис до сих пор остаются в разряде «тайн века». Наша страна, вообще, всегда неохотно признавала подвиги, совершённые её сынами за пределами Отчизны, оправдывая это – далеко не всегда обоснованно – необходимостью беречь государственные секреты.

Хотя те же американцы давно рассекретили и опубликовали около 15 тыс. документов, имеющих отношение к тем событиям. Из них человечество узнало, как близко оно стояло у края ядерной бездны. Однако просчёты и авантюры политиков ни в коей мере не могут поставить под сомнение профессионализм, мужество и патриотизм советских солдат и офицеров, в конечном итоге и не позволившие «холодной войне» перейти в «горячую» термоядерную фазу.

Дмитрий КОРОЛЕВ

           


Rambler's Top100   META - Украина. Украинская поисковая
система  

© "Объективная газета" >>>На лучшем хостинге в Украине - http://www.giga.com.ua

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

vladmaks@meta.ua
18 октября 2012 года