Газета издается с 1990 года - Свидетельство - КВ-100


Иосиф СТАЛИН: "Многие дела нашей партии и народа, будут извращены и оплеваны. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества.

Печально и трагично, когда потомки Сталинского «ордена меченосцев» — КПСС — военно-административной системы управления (став по сути дела жертвами своего совершенства) превратились в отребье бандитов и сутенеров, обменивая остатки былого могущества на жалкие подачки бывших противников в борьбе миров. Управители, которые при удачном стечении обстоятельств могли бы властвовать над миром, получили в удел должности шакалов, уничтожающих остатки своей же былой мощи.



Время - начинаем про Сталина рассказ...
        Время -
                         начинаем
                                         про    Сталина
                                                                      рассказ

Содержание:

1. Ключевые вопросы                                                  Стр. 3

2. Победитель марксизма                                             Стр. 6

3. Бог помогает большевикам                                     Стр. 11

4. “Ересь”, осуждённая на победу                              Стр. 20

5. Коммунист на словах и на деле                              Стр. 28

6. Кредитно-финансовая система в СССР                Стр. 34

7. P. S.                                                                               Стр. 36

«Сталин ушёл не в прошлое,

он растворился в нашем будущем», -
как это ни опечалит некоторых.[1]

Наше общество — если говорить о публичной политике и политической аналитике — за последние пятьдесят с лишним лет прошло путь от идолопоклонства перед Сталиным до порицания всего, что им было сделано: и как человеком своего времени, жившим среди себе подобных, и как государственным деятелем, от мысли, слова и подписи которого зависели судьбы миллионов других людей в разных странах мира в нескольких поколениях. Но Сталин не забылся, как того желали и желают некоторые. Не забылся вследствие того, что вся политическая реальность СССР и СНГ заставляет вспомнить и о нём лично, и о том деле, которому он служил; заставляет вспомнить под давлением заурядных жизненных каждодневных обстоятельств: попробовал бы кто при нём не заплатить вовремя пенсии или зарплату; попробовал бы кто при нём на наворованные деньги купить лимузин или построить особняк; попробовал бы кто при нём сеять вражду и разжигать войну между народами СССР; попробовал бы кто при нём в СССР проводить политику в интересах зарубежных правительств и международных мафий; попробовал бы кто при нём шантажировать СССР кредитом или оружием иного рода; попробовал бы кто при нём…

1.       Ключевые вопросы

И всё это порождает готовность изрядной части общества сплотиться вокруг тех, кто начертает на своих знамёнах имя Сталина, и заявит о продолжении его дела. Но, прежде чем пойти за ними, всё же лучше подумать и постараться понять суть того дела, которому он служил. Однако большинство публикаций о нём далеки от этого. Они гальванизируют культовые мифы прошлого о Сталине, характеризуя его то как верного марксиста — продолжателя дела Маркса, Энгельса, Ленина; то как фашиста, прикрывшего идеалами коммунизма политику построения безраздельной личной диктатуры; то как-то иначе: в зависимости от того, насколько автор публикации сам силён в знании фактов истории и насколько дееспособен в реальной политике, как деятельности по планированию и осуществлению ещё только предстоящей истории.

И большинство писателей и читателей публикаций на эту тему не задаются вопросами:

·  марксизм и коммунизм ― это одно и то же, существующее под разными именами?

·  а если это ― не одно и то же, то в чём разница и что чему предшествовало?

·  коммунист и член РСДРП – РСДРП(б)[2] – РКП(б) – ВКП(б) – КПСС – КПРФ/РКРП ― это одно и то же, либо были и есть настоящие коммунисты вне официально коммунистической партии, а в партии, и особенно в её руководстве, были и есть настоящие антикоммунисты, что и объясняет промежуточные итоги (1991 г.) в деле коммунистического строительства в СССР?

·  большевизм — это русская разновидность марксизма и партийная принадлежность либо это нечто русское, что существовало до марксизма, существовало в российском марксизме, как-то существует ныне, и будет существовать и впредь?

Хотя авторы публикаций о Сталине эти вопросы прямо не ставят, но каждый из них какие-то ответы на них подразумевает. И в зависимости от того, что каждый из авторов подразумевает (поскольку, на его взгляд, это само собой разумеется, и должно всеми остальными разуметься единообразно, и обязательно в согласии с его подразумеванием), у него получается либо то, либо иное видение и понимание личности Сталина и его роли в исторической эпохе. Это касается всех его биографов, начиная от выдающегося марксиста Бронштейна (Троцкого) и кончая заурядными политработниками типа Волкогонова и Косолапова[3]. Поэтому, прежде всего, мы определимся в ответах на эти вопросы.

Марксизм и коммунизм ― это не одно и то же. Эти слова стали синонимами “благодаря” специфике краткосрочной эпохи с середины XIX века по середину ХХ.

Коммунизм в переводе с латыни на русский язык — общинность, общность; кроме того, в латинском языке это слово однокоренное с «коммуникацией», т. е. со связью, в том числе и с информационной связью между людьми, что по-русски именуется со-ВЕСТЬ. Иначе говоря, коммунизм — это общность людей на основе со-вести ― совести; всё остальное в коммунизме — следствие единства совести у разных лиц.

Приверженность коммунизму подразумевает согласие с тем, что далеко не всё, что связано с жизнью человека и общества, может находиться в безраздельной личной (частной) собственности кого-либо; многое может быть в коллективной собственности и, будучи достоянием каждого, оно не может быть исключительным достоянием никого из них персонально.

Хотя общий смысл этого положения ясен, но в практике жизни разногласия между людьми-коммунистами возникают при составлении перечня того, что может быть в личной (частной — персональной или корпоративной) собственности, а что может быть исключительно в общественной. Подразумевается, что если в обществе господствует право коллективной собственности, то в обществе исключается тем самым зависимость большинства от меньшинства, стяжавшего в личную (частную) собственность достояние, как данное природой, так и созданное в общественном объединении труда[4]. Коммунизм, как идеал, к которому должно стремиться человечество в своём развитии, пропагандируется издревле, и история знает попытки его осуществления как на принципах организации общественной жизни государством (инки в Америке), так и в сообществе единомышленников, ведущих жизнь в соответствии с принципами коммунизма, в обществе, где государство поддерживает право частной собственности (ессеи в древней Иудее[5]) на всё без исключения.

Марксизм — это наименование мировоззренческой системы и проистекающего из неё понимания законов развития общества и его перспектив, данное по имени его основоположника ― германского еврея Карла Маркса.

Марксизм представлялся как научная теория построения коммунистического общества на основе использования законов общественно-исторического развития, открытых якобы Марксом и К°, что и привело к отождествлению в сознании многих коммунизма и марксизма. При этом почему-то не коммунистов называют марксистами, а марксистов называют коммунистами, что неверно по сути, если даже исходить из существа “научных” теорий марксизма, способных быть только ширмой для прикрытия далеко идущего политического аферизма и лицемерия, но не научной основой политики построения коммунистического общества, а равно и какой-либо иной политики.

Большевизм, как учит история КПСС, возник в 1903 г. на II съезде РСДРП. Как утверждали его противники, большевики до 1917 г. никогда не представляли собой действительного большинства членов партии. Но, как заявляли сами большевики, именно они выражали в политике стратегические интересы трудового большинства населения страны, вследствие чего только они и имели право именоваться большевиками.

Насколько последнее утверждение соответствует действительности, — это вопрос многогранный, поскольку и само трудовое большинство может ложно понимать свои долговременные интересы, и те, которые заявляют о своей такого рода роли в политике, могут быть не только в заблуждении, но и нагло лицемерить, прикрывая своекорыстие якобы защитой интересов трудового большинства.

Но наряду с трудовым большинством, которое считает нормальной жизнью жизнь в созидательном труде, есть ещё и меньшинство, которое считает для себя нормальным пожинать там, где пахали и сеяли другие, и видит в этом своё призвание. В доведённом до предела случае оно отказывается от эпизодической жатвы там, где сеяли другие, и настаивает на своём системообразующем праве организовать других на пахоту, сев и жатву, узурпируя при этом и право на “честное” распределение урожая. Распределение же это меньшинство осуществляет по пропорциям куда худшим, нежели пиратские: у большинства пиратов нормой было по две доли выделять капитану и штурману, все же остальные работники ножа и абордажного топора получали по одной доле; представители же правящих “элит” на протяжении всей истории не ограничиваются в своём потреблении хотя бы двукратным превышением доли простого труженика от совокупного продукта, произведённого в общественном объединении труда, будь она в натуральном (иметь в своём распоряжении труд и тела тысяч душ крепостных “православные христиане” не считали зазорным) или в стоимостном выражении (кратность отношения прямых и косвенных расходов[6] по обеспечению семьи из состава “элиты” и семьи из состава простонародья).

Мировоззрение большевизма отрицает право на монопольно высокие цены, в том числе и на продукт управленческого труда, в чём бы эти цены ни выражались в конкретных исторических условиях. Это противники большевизма называют «уравниловкой» и совершенно справедливо указывают на то, что при господстве уравниловки для большинства тружеников исчезает стимул к труду и профессиональному совершенствованию. Это действительно так: по отношению к уравниловке. Но большевизм не призывает к уравниловке, а настаивает на том, чтобы кратность отношения «максимальные доходы»/«минимальные доходы» была достаточной для стимулирования труда и профессионального совершенствования, исключая как системообразующий фактор общественной в целом значимости паразитизм одних на труде других.

И большевизм в этом вопросе прав. По данным «Инженерной газеты» (№ 45, 1992 г., статья «Не заглядывай в карман начальства»), к 1980 г. соотношение между зарплатой высшей администрации и среднестатистической зарплатой по стране составляло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Японии — 17 раз. По качеству управления, выражающемуся в производительности труда, темпах роста производства и качестве серийной продукции, эти страны следовали в обратном порядке. Это ― данные 30-летней давности. За прошедшее время Япония упрочила своё положение и продолжает наращивать свою значимость в мире, японская иена выросла по отношению к доллару вдвое; ФРГ впала в затяжной кризис вследствие скоропалительного поглощения ГДР; США, отставая от Японии и Западной Европы, пытаются удержать своё положение скупкой мозгов за рубежом и поддержанием бросовых цен на сырьё и энергоносители на мировом рынке. При этом европейский «средний класс» брезгует американскими автомобилями, предпочитая им более совершенные автомобили ― европейские и японские.

Это означает, что в этих странах ошибки управления, обусловленные квалификацией управленцев, по своей тяжести пропорциональны их зарплате. На других исторических примерах также можно показать, что, чем выше уровень жизни (потребления ― прежде всего) семей управленческого корпуса по отношению к среднему уровню потребления в обществе, — тем больше трудностей испытывает это общество по сравнению с другими, ему современными обществами, по причине низкого качества управления.

После этого остаётся только разобраться в том, коммунизм — общность на основе единства совести — это объективно хорошо либо объективно плохо? Большевизм ― это объективно хорошо либо объективно плохо? Как с этим связан марксизм? В каких отношениях между собой находятся коммунизм и большевизм?

Тогда станет ясно, был ли Сталин коммунистом, марксистом, большевиком и как относиться к нему лично и к тому делу, которому он служил и был верен всю свою сознательную жизнь.

2.       Победитель марксизма

Из названных вопросов самый простой ― это вопрос о марксизме. Как известно, марксизм включает в себя: философию диалектического материализма; политическую экономию, якобы порождённую применением диалектического метода к анализу производственно-потребительской деятельности общества; и учение о переходе к социализму и коммунизму в глобальных масштабах, как о способе разрешения всех проблем общественно-исторического развития человечества.

Английский этнограф XIX в. Э. Б. Тайлор — современник К. Маркса и Ф. Энгельса — высказался о «философии истории в обширном смысле» как «об объяснении прошедших и предсказании будущих явлений в мировой жизни человека на основании общих законов»[7]. Это — единственно здравая постановка основного вопроса философии. А методология познания, позволяющая переработать множество разрозненных частных фактов в единство мнений о течении любого из процессов во Вселенной, включая и развитие человеческого общества, — единственно полезная философия, ввиду единственности Объективной реальности и многогранности одной и той же Истины, общей для всех обитателей Вселенной.

Вопреки этому, основной вопрос марксистской философии поставлен иначе: что первично — материя или сознание? И все философские разногласия сводятся в марксизме к разногласиям разных школ материалистов, настаивающих на первичности материи, и разных школ идеалистов, настаивающих на первичности того или иного сознания. Вопросы же прогностики, методологии прогностики и выбора наилучшего в некотором определённом смысле варианта реакции на события и на прогноз их дальнейшего течения в марксистской философии не входят ни в основной, ни в факультативный курс. Её же основной вопрос («что первично, материя или сознание?»), без постановки вопроса о прогностике вариантов будущего, ― никчемен, что делает никчемной в жизненной повседневности и всю марксистскую философию, и производные от неё “научные” дисциплины.

Не лучше обстоит дело и с политэкономией, в коей ущербность марксистской философии выразилась наиболее зримо. Марксистская политэкономия оперирует такими абстракциями, как «необходимый продукт» и «прибавочный продукт», «необходимое рабочее время» и «прибавочное рабочее время». И беда верующих в неё не в том, что это трудно понимаемые абстракции: так теория меры интеграла Лебега или Стильтьеса — не легко понимаемые абстракции, но они работоспособны в решении многих практических задач. Беда верующих в марксистскую политэкономию состоит в том, что её абстракции невозможно однозначно связать с жизнью, с решением практических задач макро- и микроэкономического регулирования: если зайти на склад готовой продукции любого производства или подойти к конвейеру, то невозможно разграничить, где кончается «необходимый продукт», а где начинается «прибавочный продукт»; ни одни часы не покажут, когда завершилось «необходимое рабочее время» и началось «прибавочное рабочее время». Это означает, что реальный (бухгалтерский) учёт и контроль не могут быть увязаны с марксисткой политэкономией, вследствие чего она практически никчемна.

А при общественном в целом масштабе рассмотрения, марксистская философия и политэкономия по существу вредны, поскольку представляют собой мусор, извращающий мышление тех, кто не в состоянии оценить их как недостоверную информацию.

Поэтому, если Сталин действительно был марксистом до конца своих дней, то это характеризует его как слабоумного или лицемера. Но для того, чтобы получить ответ на вопрос, был ли Сталин действительно марксистом и, соответственно, слабоумным и лицемером, необходимо обратиться к произведениям самого Сталина, а не к произведениям мифотворцев о нём, каждый из которых, прежде чем написать свой труд, уже имел вполне определённое предубеждение по этому вопросу.

Конечно, из произведений Сталина можно надёргать множество цитат, в которых есть слова «мы марксисты» и т. п., свидетельствующие о его якобы верности марксизму. Но ссылки на подобные места в его произведениях и устных выступлениях не дают ответа на этот вопрос, поскольку в силу сложившихся исторических обстоятельств с середины XIX века по настоящее время фактически марксизм — не только мировоззрение и философская система, но, кроме того — лексикон, терминология — язык, на котором говорили большинство сторонников переустройства общественной жизни по той или иной коммунистической модели, поскольку они действительно отождествляли коммунизм и марксизм. Заявление о том, что кто-то является коммунистом, не будучи марксистом, не было бы понято, исходи оно хоть из уст вождя, хоть из уст рядового партийца. Чтобы ответить на вопрос, был ли Сталин когда-либо марксистом и перестал ли он им быть к концу жизни, необходимо рассматривать то, как он сам выражал своё понимание различных утверждений марксизма.

Возможно, что, будучи ещё юношей и интересуясь проблематикой жизни общества и исторического развития человечества, Сталин нашёл для себя ответы на какие-то значимые для него вопросы в марксизме. Но все ненавистники Сталина предпочитают обходить стороной, как кот горячую кашу, вопрос: что волновало в 17 – 18 лет юношу, которого звали Иосиф Джугашвили? Ответ на него дал он сам:

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.

В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Звучала великая правда —
Возвышенная мечта.

Сердца, превращённые в камень,
Заставить биться умел.
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Полную чашу отравы
Преподнесли ему.

Сказали они: «Будь проклят!
Пей, осуши до дна...
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

 

Из-за несовпадения понятийной адресации лексических форм грузинского и русского языков и необходимости соблюдать поэтику стиха оригинала, здесь возможно некоторое уклонение от смысла, имевшегося в виду автором, в сторону субъективизма переводчиков и редакторов. Но даже с поправкой на это обстоятельство, из приведённых стихов ясно, что в 17 – 18 лет подавляющее большинство людей не обращаются к мыслям о том, чтобы сердца их современников и потомков, обратившиеся в камень, стали биться по-человечески, чтобы пробудился разум и правда Божия, и возвышенные мечты воплотились бы в жизнь.

Субъекты с порочной нравственностью и ущербным разумением самовыражаются на другие темы (в том числе и в художественном творчестве, чему множество примеров дало развитие некоторых видов “искусств” в СССР в период хрущёвской «оттепели» и в ходе “демократических” преобразований в государствах СНГ). И это относится к подавляющему большинству критиков Сталина и недовольных им и его деятельностью.

Во второй половине XIX века такой молодёжи, горевшей желанием преобразить Россию, было достаточно много, чтобы возникло движение общественной мысли, и из них многие приходили к марксизму. Но отношение тех, кто, вступив во взрослость, не отступился от идеалов юности, к марксизму было разное: одни на протяжении всей своей жизни видели в марксизме «истину в последней инстанции»[8] и бездумно пытались искать у Маркса и К° готовые рецепты для решения проблем, с которыми сталкивались; другие видели в доставшемся им в юности наследии Маркса и К° ту основу, которую им предстоит развивать. Это различие необходимо пояснить.

Хотя ранее мы высказали отрицательное отношение к марксизму в целом и придерживаемся мнения о вредности его в современных исторических условиях, но если вернуться в XIX век, то следует признать за марксизмом и определённую благоносность: в основе его философии лежал диалектический метод. А при широкой пропаганде марксизма во всех социальных слоях, его диалектический материализм стал исторически первой методологической философией, философской культурой, предназначенной для всего общества, а не для узкого круга, узурпировавшего внутриобщественную власть.

Все философские системы и философские культуры можно отнести к одному из двух классов:

·  цитатно-догматические[9], ― действующие в обществе по принципу: «возник вопрос? — ищи подходящие к случаю цитаты у основоположников и легитимных толкователей». Таковы все философии церквей. И наиболее развитая и эффективная по отношению к определённым целям из всех цитатно-догматических философий, охватывающих некую общественную группу в целом, — ветхозаветно-талмудическая система “иудаизма”, под властью которой влачит существование раввинат и его паства;

·  методологические, ― действующие по иному принципу: «возник вопрос? — осваивай метод, который позволит тебе самому дать ответ на этот и на другие вопросы по мере возникновения потребности в ответах в ходе жизни».

Сказанное не означает, что цитатно-догматические философские культуры все без исключения оскоплены в методологическом отношении. Хотя есть и такие, но во многих из них к освоению методологии познания допущены только избранные для властвования надо всеми прочими. Примером полностью методологически оскоплённых философских систем являются все философии “христианских” церквей. Примером философской культуры, где методология — удел избранных, является ветхозаветно-талмудический “иудаизм”.

Когда марксизм был вброшен в общество (стал новинкой в культуре общества), каждый мог относиться к нему по разному: либо видеть в нём совершенную цитатно-догматическую философию, после которой ничего быть не может; либо видеть в нём методологическую философию, которая живет своей жизнью в конкретных общественных обстоятельствах и оказывает на них своё влияние.

У Сталина есть работа «Анархизм или социализм?», написанная им в возрасте 29 лет (1907 г.)[10], которая завершает первый том Собрания его сочинений. После краткого введения в работу начинается раздел, озаглавленный «Диалектический метод». За ним следуют ещё два раздела: «Материалистическая теория» и «Пролетарский социализм».

Сам порядок следования разделов однозначно указывает на то, что высказывать мнения о природе и обществе для Сталина имело смысл только после того, как внесена полная определённость в понимание тех методов познания и осмысления происходящего, на основе которых получены мнения о природе и обществе. То есть уже этот чисто формальный показатель свидетельствует, что Сталин уже в молодые годы относился к марксизму как к методологической мировоззренческой системе, а не как к окончательной догме, не подлежащей переосмыслению.

В разделе «Диалектический метод» он об этом пишет прямо:

«Диалектика говорит, что в мире нет ничего вечного, в мире всё преходяще и изменчиво, изменяется природа, изменяется общество, меняются нравы и обычаи, меняются понятия о справедливости, меняется сама истина, ― поэтому-то диалектика и смотрит на всё критически, поэтому-то она и отрицает раз и навсегда установленную истину, следовательно, она отрицает и отвлечённые ″догматические положения, которые остаётся только зазубрить, раз они открыты″ (см. Ф. Энгельс, «Людвиг Фейербах»)», ― И. Сталин, Сочинения, т. 1, стр. 304.

Понятно, что если человек уже в юные годы освоил некую методологическую культуру, то далее на протяжении всей своей жизни он может в ней только совершенствоваться и совершенствовать самою методологическую культуру. Но марксизм — не единственная философская система, в которой присутствует явно выраженная методология. И всем методологическим философским культурам, существующим в одном и том же мире, не трудно понять друг друга и прийти к взаимно приемлемому пониманию меняющихся вместе с жизнью субъективных взглядов на Объективную истину в силу общности для них Объективной реальности, которую они познают и осмысляют; но цитатно-догматическим философиям договориться о единообразии понимания одного и того же явления в принципе невозможно вследствие несовпадения догм как таковых, а также и терминологического и символьного аппарата, эти догмы выражающего.

И если говорить по существу, то, будучи носителем осознанной методологической философской культуры, Сталин не был марксистом уже в юные годы, поскольку заведомо ложные положения, введённые в марксизм его основоположниками, были для него всего лишь приближённым выражением объективной истины в данную историческую эпоху. Вследствие этого, унаследованная от основоположников полнота и структурная целостность марксистской системы воззрений для него ничего не значила.

Тем не менее, те, кто воспринял марксизм в качестве цитатно-догматической философии, включая и его положение о том, что «марксизм — не догма, а руководство к действию», но не взрастили в себе дееспособной методологической культуры, воспринимают Сталина как выдающегося истинного марксиста, либо как выдающегося извратителя марксизма, в зависимости от того, как сами они понимают марксизм. И реально Сталин дал им основание к такому самообману: но «того обманывать не надо, кто сам обманываться рад». Дело в том, что, будучи учащимся духовной семинарии, он прошёл хорошую школу и цитатно-догматической философии. И навыками, обретёнными в этой школе, он пользовался на протяжении всей жизни уже с юных лет, что хорошо видно и в тексте цитированной нами его работы «Социализм или анархизм?».

Поскольку Маркс, Энгельс, Каутский, Плеханов, Ленин и ещё ряд известных и менее известных лидеров были авторитетами общемарксистской значимости или значимости в пределах возглавляемых ими течений в марксизме[11], а Сталин был носителем объективно независимой от марксизма методологической культуры, прошедшим и школу цитатно-догматической философии, то он был способен «подпирать» своё мнение мнением общепризнанных марксистских авторитетов, а равно и развенчивать эти авторитеты, обнажая несостоятельность их мнений перед своими читателями и слушателями. Именно эта способность облечь своё мнение в форму мнения авторитета и способность развенчать авторитета или претендента в авторитеты, обусловленная его методологической культурой и навыками цитатно-догматической философской школы, и сделала его в глазах одних ― выдающимся продолжателем дела Маркса-Энгельса-Ленина, и в глазах других ― выдающимся извратителем дела Маркса-Энгельса-Ленина-Троцкого.

И это наше утверждение доказательно. Доказательно итогом общественно-политической деятельности Сталина. Под конец своей жизни он вынес смертный приговор марксистской доктрине:

«... наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме», ― И. Сталин («Экономические проблемы социализма в СССР», Государственное издательство политической литературы, 1952 г., стр. 18).

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был ориентирован на снижение цен по мере роста производства в государстве-суперконцерне[12]. И после приведённой фразы Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из ″Капитала″ Маркса, где Маркс занимается анализом капитализма, и искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как ″необходимый″ и ″прибавочный″ труд, ″необходимый″ и ″прибавочный″ продукт, ″необходимое″ и ″прибавочное″ время. (...)

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие», ― (там же, стр. 18 – 19).

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последствиями. Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим исчезнет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы существует и которую эксплуататоры присваивают, но которую Сталин не упомянул явно.

По существу Сталин прямо указал на метрологическую несостоятельность марксистской политэкономии: все перечисленные Сталиным её изначальные категории неразличимы в процессе хозяйственной практической деятельности. Вследствие этого они объективно не поддаются измерению. Поэтому они не могут быть введены в практическую бухгалтерию ни на уровне предприятия, ни на уровне Госплана и Госкомстата.

Проблемы развития социализма в СССР были следствием марксизма, и Сталин прямо указал на это в своём завещании — «Экономических проблемах социализма в СССР»; причём указал, не выходя из терминологии и понятийного аппарата марксизма. Он не сказал всего прямо, поскольку понимал, что даже в конце его жизни прямое выступление против марксизма не было бы понято и принято в толпо-“эли­тарном” советском обществе, разум которого по-прежнему дремал или был занят ерундой в узде МРАК-систской догматики и цитат.

Не надо думать, что Сталин не понимал последствий для марксизма в случае осуществления высказанного им предложения ― откинуть понятия, взятые из «Капитала» Маркса; тем более, он не мог не понимать, что ревизия марксизма, которую он завещал осуществить, одним «Капиталом» не ограничится: стоит начать ревизию марксизма — и методологическая культура будет очищена от марксистского вздора. Отрицать это ― означает настаивать на том, что Сталин был слабоумным, не понимавшим ни смысла своих слов (а он был не многословен и взвешивал свои слова), ни последствий их оглашения.

И Сталин в своём отступничестве от марксизма не ограничился только политэкономией. Когда в начале «перестройки» имя Ленина было ещё свято, а новая кампания борьбы со «сталинщиной» была в самом разгаре, один из «борцов» за чистоту марксизма выдвигал против Сталина следующее обвинение: «на полях своего личного экземпляра работы Ленина ″Материализм и эмпириокритицизм″ Сталин оставил какие-то ироничные замечания».

С точки зрения ортодоксальных марксистов (ленинцев и троцкистов) это — чудовищное преступление в области идеологии, которому нет оправдания. Но с точки зрения культуры свободного развития методологии эти ироничные замечания — ещё одно свидетельство здравомыслия Сталина, хотя и косвенное, поскольку обвинитель Сталина не привёл в своей публикации ни фрагментов «Материализма и эмпириокритицизма», вызвавших ироничное отношение Сталина, ни его комментариев к ним.

И это не всё: в изданиях Собрания сочинений Ленина послесталинского периода (например, ПСС 5 изд., т. 18), «Материализм и эмпириокритицизм» присутствует сам по себе. А в третьем издании Сочинений Ленина (т. 13, Партиздат, 1936 г.), перепечатанном без изменений со второго исправленного и дополненного издания, в приложения помещены рецензии и отзывы противников Ленина на выход в свет этой книги в мае 1909 г.

Все противники Ленина, чьи мнения об этой книге приведены в третьем издании его Собрания сочинений, в своё время были видными фигурами в революционном российском движении, сами философствовали и публиковались и, будучи сами интеллектуальными лидерами какой-то части революционеров, имели к этой работе и её автору претензии, как по существу, так и по форме изложения. Таким образом, во времена Сталина человек, изучающий марксистско-ленинскую философию, мог ознакомиться и с взглядами критиков Ленина; и, поскольку его критики далеко не во всём ошибались, высказывая своё несогласие с мнением Ленина по философским проблемам, то они могли отрезвить всякого думающего коммуниста-нефанатика от бессмысленного поклонения идолу Ленина. После устранения Сталина, в последующие издания рецензии и комментарии к «Материализму и эмпириокритицизму» противников Ленина в его Собрания сочинений не включались, дабы оппоненты не мешали лепить культ непогрешимости Ленина.

3.       Бог помогает большевикам

Следующий вопрос, который мы рассмотрим, это вопрос о большевизме. И начнём мы тоже с юных лет Сталина. 30 апреля – 19 мая[13] 1907 г. Сталин участвовал в работе V (Лондонского) съезда РСДРП, как делегат тифлисской организации. В июле 1907 г. в газете «Бакинский пролетарий» была опубли­кована, за подписью Коба Иванович, его статья «Лондонский съезд Российской социал-демократической рабочей партии. (Записки делегата)».

Как известно, все съезды, симпозиумы и собрания представляют собой последовательность официальных, протокольных заседаний и неформальные беседы участников между собой в перерывах между заседаниями. И во многих случаях то, что происходит вне протокольных мероприятий разнородных съездов, оказывается более значимым, чем все их протокольные мероприятия вместе взятые. Отчёты о съездах, пленумах, стенограммы их протокольных мероприятий публикуются, в последствии они изучаются историками, а то, что происходило в неформальном общении их участников между собой, большей частью ускользает от общественного внимания, в лучшем случае какими-то крупицами попадая в чьи-либо мемуары. Это касается и Лондонского съезда РСДРП.

К этому времени разделение РСДРП на большевиков и меньшевиков уже сложилось и обрело устойчивость, но съезды партии были ещё общими. Статья «Лондонский съезд РСДРП. (Записки делегата)» — это освещение работы съезда, адресованное рядовым членам партии и сочувствующей партии общественности. Поэтому в ней особенно значимо то, к чему Сталин хотел привлечь внимание партийного большинства, в работе съезда участия не принимавшего. Он пишет:

«Не менее интересен состав съезда с точки зрения национальностей. Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая, конечно, бундовцев[14]), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т. д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил, шутя (кажется, тов. Алексинский[15]), что меньшевики — еврейская фракция, большевики — истинно русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром[16].

А такой состав фракций не трудно объяснить: очагами большевизма являются главным образом крупные промышленные районы, районы чисто русские, за исключением Польши[17], тогда как меньшевистские районы, районы мелкого производства, являются в то же время районами евреев, грузин и т. д.», ― И. Сталин, Сочинения, т. 2, стр. 50.

Объяснение, данное Сталиным этому специфическому составу фракций меньшевиков и большевиков, выдержано безупречно в марксистском духе «пролетарского интернационализма». Но предшествующая этому объяснению шутка тов. Алексинского противоречит марксистскому духу «пролетар­ско­го интернационализма». Также необходимо понимать, что, если шутка вложена в сухой текст отчёта, то отчёт забудется раньше, чем приведённая в нём шутка. Возможно, что шутка вырвалась у Алексинского не умышленно. Но невозможно представить и поверить, что в отчёт о съезде столь же не умышленно её поместил и Сталин. Поместил он её к месту, но в марксистской газете, в марксистской партии он не мог дать специфическому составу фракций большевиков и меньшевиков другого объяснения, известного ему.

О чём забывают все толкователи общественно-политической деятельности Сталина, так это о том, что в семинарии его кое-чему всё же учили, а чему учили — они в своём большинстве не знают, хотя следовало бы. Чтобы понимать общественно-политическую деятельность Сталина, для начала следует знать, какие знания он вынес из семинарии, и как он по своему нравственно обусловленному произволу к этому отнёсся.

До Тифлисской духовной семинарии, Джугашвили Иосиф Виссарионович окончил Горийское духовное училище:

«Воспитанник Горийского духовного училища Джугашвили Иосиф (…) поступил в сентябре 1889 года в первый класс училища и при отличном поведении (5) показал успехи:

По Священной истории Ветхого Завета                – (5) отлично

По Священной истории Нового Завета                  – (5) отлично

По: Православному катехизису                              – (5) отлично

Изъяснению богослужения с церковным уставом  – (5) отлично

Языкам: русскому с церковнославянским             – (5) отлично

греческому                        – (4) очень хорошо

грузинскому                       – (5) отлично

Арифметике                       – (4) очень хорошо

Географии                          – (5) отлично

Чистописанию                    – (5) отлично

Церковному пению:

русскому        – (5) отлично

грузинскому    – (5) отлично

Фрагмент аттестата приводится по тексту книги «Иосиф Сталин. Жизнь и наследие», вышедшей в серии «Российские судьбы». М. «Новатор», стр. 16.

Как видно из аттестата, учился Иосиф Джугашвили хорошо, и попы (поппамять отцов предавший), ещё не раздавленные ни культом личности Сталина, ни страхом перед карательными органами Советского государства, прежде чем выставить отличные оценки, убедились в том, что он знает тексты Ветхого и Нового заветов.

И вообще следует знать, что мнения о тупости и невежестве Сталина — порождения его озлобленных оппонентов в партии, прежде всего тех, кто примыкал к “интеллектуалу” Бронштейну (Троцкому). Возведённые в ранг неоспоримой истины и приправленные сплетнями о его психической ненормальности,[18] они после 1953 г. стали историческим мифом, господствующим в среде пустобрехливой политически и исторически действительно невежественной и глобально беззаботной “интеллигенции”. Но этот миф не подтверждается воспоминаниями тех, кому приходилось на протяжении многих лет работать и решать вместе со Сталиным практические вопросы: авиаконструктором Яковлевым, конструктором артиллерийских систем Грабиным, военачальниками: Жуковым, Кузнецовым, Головановым и многими, многими другими[19].

Соответственно, семинарист Иосиф Джугашвили был знаком и с нижеприведёнными положениями Библии:

«Не давай в рост брату твоему (по контексту ― единоплеменнику-единоверцу) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост (т. е. под проценты); иноземцу (т. е. не единоплеменнику) отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т. е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только якобы обетованной древним евреям Палестины, но и всех нас, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово издаваемой книги, пропагандируемой всеми церквами и частью “интеллигенции” в качестве якобы вечной истины, данной, якобы, Свыше)», ― Библия, Ветхий завет, Второзаконие, 23:19 – 20. Далее: «и будешь давать взаймы (т. е. кредиты под проценты) многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и будешь господствовать над многими народами (т. е. распоряжаться ими себе в угоду), а они над тобою господствовать не будут», ― Библия, Ветхий завет, Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т. е. последующие их поколения, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени банкиров-ростовщиков-единоверцев) будут  строить стены твои (т. е. ишачить на них в разных вариантах) и цари их (президенты, короли, генеральные секретари и т. д.) ― служить тебе; ибо во гневе Моём Я поражал тебя, но в благоволении Моём буду милостив к тебе. И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, ― погибнут, и такие народы совершенно истребятся (а это уже об обязательном геноциде тех, которые не захотят брать у ростовщиков кредиты под проценты и, в качестве вечных финансовых рабов, служить-ишачить)», ― Библия, Ветхий завет, Книга пророка Исаии, 60:10 – 12.

Церкви, называющие себя христианскими, настаивают на боговдохновенности и священности этой мерзости (но разве Бог может научать такому?!), а канон Нового завета, прошедший цензуру и редактирование ещё до Никейского собора (325 г. нашей эры), от имени Иисуса Христа провозглашает её до скончания веков: «Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков: не нарушить пришёл Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё», ― Библия, Новый завет, Евангелие от Матфея, 5:17 – 18; фраза «закон или пророков» означает: закон ― проповеди Пророка Моисея (Тора), пророки ― проповеди прочих Пророков, которые также проповедовали до Иисуса. Письменный пересказ этих проповедей, с вольными и невольными извращениями их смысла и добавленной своекорыстной отсебятиной, канонизирован в сборнике под названьем Ветхий завет. Отсюда Ветхий завет и Новый завет (его канон также грешит извращениями и отсебятиной) ― Библия ― единое целое.

Если квалифицировать это с точки зрения юриспруденции, то всё приведённое — пропаганда расизма; всё прочее помимо расизма, при проявлении в масштабах какого-то одного государства, ныне характеризуется словами: «экстремизм», «тоталитарное общество», «тоталитарная диктатура», «нацизм», «фашизм» и т. п. Но для характеристики этого же явления в глобальных масштабах в надгосударственной сфере властной деятельности общеупотребительный политический лексикон евро-американской культуры не знает слов. Мы именует это определённо: “иудейский” интернацизм, сионо-интернацизм, ЖИДОВСТВОВАНИЕ[20] (а по отношению к “христианским” церквам — антихристианство: соответственно, всякий церковный иерарх — мелкий антихрист).

Но в конце XIX века многие учащиеся семинарий не были лояльны к этой мерзости[21], и в поисках альтернативы этому глобальному проекту построения “элитарно”-невольничьей расовой глобальной цивилизации паразитизма меньшинства на природе Земли и на труде большинства, они попадали в ряды революционных партий, стремившихся организовать жизнь человечества на иных принципах. Но исторически реально все эти партии, без исключения, полностью контролировались хозяевами библейского проекта, если не структурно (т. е. через своих выдвиженцев и наёмников в их руководстве), то через партийные идеологии.

Последнее в марксистских партиях выражается в практической никчемности «основного вопроса философии» марксизма по отношению к задачам организации управления и самоуправления общества[22] и в невозможности связать его политэкономию (в силу её метрологической несостоятельности) с практикой управления саморегуляцией производства и распределения на микро- и макроэкономическом уровнях. Эта особенность марксизма не случайность, не искреннее заблуждение его основоположников[23], а пример коварства хозяев библейского проекта устройства глобальной рабовладельческой цивилизации, выявить и преодолеть которое смогли далеко не все те, кто искренне стремился к переустройству общественной жизни на иных принципах. Маркс, например, замазал сущность ростовщичества как финансового инструмента хозяев библейского проекта, издревле придуманного ими для глобального порабощения  «иноземцев». Будучи внуком двух раввинов, Маркс не мог не знать приведённых выше положений Ветхого завета. Несмотря на это, он (вольно или невольно, ― не важно) смешал в умах своих почитателей-«иноземцев» ростовщичество с разного рода предпринимательством, назвав в своих писаниях ростовщичество всего лишь «плохим предпринимательством». Этим он отвлёк умы «иноземцев» от первопричины инфляционных процессов и финансовых кризисов ― от ростовщичества ― и перевёл стрелки на «противоречия между трудом и капиталом», которые, на самом деле, возникают лишь как следствие ростовщичества (подробную информацию по этой тематике можно получить в работе авторского коллектива «″Грыжу″ экономики следует ″вырезать″» и «Краткий курс...», в Интернете, на сайте mera.com.ru в разделе «Библиотека» и на сайте dotu.ru).

Маркс нигде не сказал о том, что с помощью ссудного процента выше нуля хозяева библейского проекта издревле управляют ― в основном через евреев-ростовщиков ― жизнью и смертью «иноземцев» («не все евреи ― банкиры, но все банкиры ― евреи», ― плод наблюдений и раздумий;  здесь речь идёт о банкирах-ростовщиках глобального уровня, а не о мелкой гойской ― «иноземной» ― банковско-ростовщической шпане). Отсюда напрашивается вывод: замазав (вольно или невольно) в своих писаниях истинную сущность и цель ростовщичества, Маркс, по большому счёту, ― либо подлец, либо дурак ― непонимающая суть глобальной проблемы политическая марионетка хозяев библейского проекта. Если же адресовать этот вопрос Марксу в стиле Сталина, то он, на наш взгляд, будет звучать примерно так: «Скажите, Ви ― дурак, или Ви ― враг народа?». Решение по этому вопросу мы оставляем за читателем.

Но уже сам отказ многих учащихся семинарий от библейской мерзости заслуживает уважения потомков, а не порицания за якобы безбожие со стороны тех, кто ныне пытается возобновить богохульный культ этой мерзости в обществе.

Если же говорить о самóй марксистской партии, то истинными марксистами как раз и были меньшевики, а большевиками были вовлечённые в марксистское движение российские противники этого глобального проекта; причём среди них были и евреи (из партийных и государственных деятелей СССР наиболее яркий пример ― Лазарь Моисеевич Каганович: Кагановича можно упрекнуть в тех или иных ошибках, личностных недостатках, но его невозможно упрекнуть в небольшевизме[24] ни до 1917 г., ни после — до конца его дней: см. его «Памятные записки»; и тем более должно сказать ему спасибо за организацию безупречной работы железнодорожного транспорта в годы Великой Отечественной войны). Марксизм же никогда не выступал и не выступает ныне против библейского проекта, ибо он изначально был предназначен быть его новой культурной оболочкой в эпоху, когда традиционные библейские культы утрачивали своё влияние на массы населения и обнажалась их мировоззренческая несостоятельность, лживость и лицемерие (в основе фильма «Праздник святого Йоргена» ― правда жизни, доведённая до гро­теска).

Если бы Сталин был лоялен к библейской мерзости, “иудейскому” интернацизму, то он стал бы попом, как и большинство выпускников семинарий и духовных академий, включая и современное нам поколение иерархов. Но он был одним из тех, кто от неё отказался и решил посвятить свою жизнь её ниспровержению и искоренению. С детства зная предметно суть “священных” писаний Ветхого и Нового заветов, понимая их человеконенавистнический социологический смысл как неприемлемой для трудящегося большинства программы исторического развития человечества и политического сценария на будущее, он привёл шутку Алексинского в статье «Лондонский съезд РСДРП. (Записки делегата)» к месту. Сам Сталин при этом не шутил, а проявил свой истинный большевизм в делании глобальной политики.

Объективно исторически, приведя эту шутку, он ещё в 1907 г. придал большевизму глобальную политическую значимость. Это сделал именно Сталин, тогда ещё мало кому известный, а не кто-то другой из признанных лидеров коммунистических партий. И это — придание большевизму глобальной политической значимости — исторически необратимый политический результат.

В другой исторический сценарий, кроме как в сценарий противоборства глобального большевизма людей труда и глобального расового меньшевизма паразитов, приведённая Сталиным шутка не укладывается: в других сценариях она утрачивает, какой бы то ни было, политический смысл и общественную значимость.

То есть Сталин уже в юности был настоящим большевиком в ранее определённом смысле этого слова и остался верен большевизму до конца своих дней. Тем не менее, кто-то может придерживаться мнения, что Сталин лично не был столь дальновиден в столь метком употреблении в юношеской статье приведённой шутки. Дескать, случайно, так само собой получилось по его бескультурью[25], а мы задним числом приписываем, весьма посредственному мыслителю и невежде (по сравнению с Лениным, Троцким и другими партийными интеллектуалами) то, чего у него и в мыслях никогда не было.

Такое мнение имеет право на существование, и оно убедительно в атеистическом материалистическом мировоззрении. Но если человек не является атеистом, верует Богу, либо просто склонен к неопределённому мистицизму или верует в Бога, то подобное мнение не будет для него убедительно. И чтобы перечень “случайных” совпадений был более полон и включал в себя не только земные дела, следует напомнить, что имя Виссарион в переводе с греческого на русский означает Дающий жизнь[26].

Как было принято писать в прошлом, «Иосиф, сын Виссарионов»[27] означает «Иосиф, сын Дающего жизнь». «Иосиф — сын Дающего жизнь» — это слова земного языка, пытающегося земным отношениям уподобить то, чему нет аналогов в жизни общества. Тем не менее, от таких совпадений анкетных данных и общественно-политической деятельности Сталина, у верующих и мистиков мурашки по спине не пробегают? — тем более, если они порицают его деятельность и не оценивают как богохульную мерзость библейскую доктрину, против которой выступил семинарист Иосиф, сын Дающего жизнь, ознакомившись с нею в процессе учёбы в учебных заведениях подавляюще господствующей церкви.

Конечно, понимание человеческое ограничено. Насколько глубоко смысл шутки Алексинского понимал Сталин и в свои 29 лет (в 1907 г.), и в 1945 г., когда первый том его Сочинений готовился к печати, — это вопрос, ответ на который неизвестен.

Но действительно нет иного глобального политического сценария, кроме противоборства большевизма трудящихся всех наций и расового меньшевизма международных паразитов, в котором приведённая шутка обладала бы глубоким глобальным стратегическим смыслом и политической значимостью.

И это означает, что если лично Сталин не понимал её смысла, то он был водительствуем Свыше, вследствие чего приведённая им в статье «шутка тов. Алексинского» и легла с очень глубоким смыслом в глобальный исторический сценарий противоборства большевизма тружеников и расового меньшевизма паразитов. Что кому приемлемо: либо «дьявольски дальновидный» маньяк-властолюбец Сталин, либо водительствуемый Свыше один из лучших людей в ХХ веке, — каждый пусть решит для себя сам.

«Товарищ Алексинский» глубокого смысла своей шутки действительно не понимал, и не был водительствуем Свыше, вследствие чего покинул партию большевиков ещё до 1917 г., а после революции стал белоэмигрантом. О Сталине же этого сказать нельзя.

В случае признания библейской доктрины воистину священной, о Сталине возможно сказать, что он ― демон (мнение демона Даниила Андреева — автора «Розы мира»), исчадие ада и т. п. Но зачем приписывать Богу в качестве Его Откровений те библейские мерзости, которыми люди сами в жизни тяготятся? И почему, когда им на них указывают, то они остаются им верны, называя их наличие в тексте “священного” писания «неисповедимостью Высшего промысла», забывая при этом, что «Бог не есть бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых», Библия, Новый завет, 1‑е послание апостола Павла Коринфянам, 14:33; «Поистине, Бог не приказывает мерзости! Неужели вы станете говорить на Бога то, чего не знаете?», ― Коран, 7:28.

В приведённом ранее юношеском стихотворении Сталин высказался по существу о своей лояльности к Божьему промыслу как таковому и огласил избранную им миссию своей жизни.

И, как известно, хоть из совести, хоть из Нового завета, хоть из Корана, вера Богу и молитва могут быть сокровенными и тайными. И, если он осознанно принял на себя исполнение миссии в Промысле[28], то он не обязан был во всеуслышание выражать принципы своей религии, или выражать её в каком-то ритуале (тем более в условиях господства атеистического марксистского мировоззрения в обществе). Но, как свидетельствовали многие, кто работал с ним в годы войны, Сталин иногда говорил: «Бог помогает большевикам». Это — истинная правда: Бог помогает большевикам прийти к коммунизму. А оспаривать истинность отношений Сталина с Богом — это не дело земного людского суда, тем более не тема для досужей болтовни[29]. Во всяком случае, Сталин, если судить по его общественно-политической деятельности и письменному наследию, был водительствуем[30], а «Бог не ведёт людей неправедных»,Коран (эта фраза повторяется во многих его положениях).

Этим словам в одном из положений Корана предшествуют следующие слова: «Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, который несёт книги. Скверно подобие людей, которые считали ложью знамения Бога!», 62:5. Это — краткая оценка ранее приведённой библейской доктрины в её исторически реальном виде, данная в последнем Откровении Свыше (т. е. в Коране). И коль мы обращаемся к Корану, то придётся опечалить представителей некоторых народов, которые почитают себя мусульманами, подвергнувшимися якобы немотивированным репрессиям в ходе Великой Отечественной войны.

Сталин упоминает Коран в Собрании сочинений, во 2-ом томе на стр. 29, и упоминает его в том же контексте противостояния глобального большевизма трудящихся всех национальностей и расового меньшевизма международных паразитов и их прихвостней. Упоминает его в некрологе «Памяти тов. Г. Телия», опубликованном в газете «Дро» («Время») № 10, 22 марта 1907 г. за подписью «Ко…». Некролог был опубликован на грузинском. Но при подготовке издания Сочинений Сталина в 1945 – 46 гг. он не был забыт, и его перевели на русский. Как известно, Сталин не всё написанное им в юности на грузинском позволял перевести на русский: в частности, когда после войны сложилась инициативная группа, намеревавшаяся перевести и опубликовать на русском языке юношеские стихи Сталина в подарок на его 70-летие, то он этого не позволил, хотя одно из его юношеских стихотворений было включено в грузинские школьные учебники (в «Родную речь» для младших классов) ещё до 1917 г. А некролог, посвящённый памяти товарища юности, не забылся и был опубликован полумиллионным тиражом в составе Собрания сочинений главы партии и Советского государства.

«Г. Телия был простым человеком. Родился в грузинском селе в семье бедного крестьянина. Перебрался в город на заработки. Нанялся прислугой в какую-то семью в Тифлисе. Здесь научился говорить по-русски, читать и писать. Читал много. Но он не видел цели своей жизни в том, чтобы быть слугой, и потому поступил работать в железнодорожные мастерские в столярный цех. Здесь он стал социал-демо­кратом, рабочим активистом. Участвовал в создании подпольных типографий, был арестован, в тюрьме получил чахотку, которая потом и свела его в могилу[31]. Через полтора года бежал из тюрьмы и снова приступил к нелегальной партийной работе». Сообщив это, Сталин далее пишет:

«В это время в партии происходил раскол. Тов. Телия тогда примыкал к меньшевикам, но он вовсе не походил на тех “казённых” меньшевиков, которые меньшевизм считают “кораном”, себя — правоверными, а большевиков — гяурами. Телия не походил на тех «передовых» рабочих, которые изображают себя «социал-демократами от рождения» и, будучи круглыми невеждами, потешно кричат: нам знания не нужны, мы — рабочие. Характерным свойством Телия было именно то, что он отрицал фракционный фанатизм, всем своим существом презирал слепое подражание и до всего хотел дойти своим умом», ― Сочинения, т. 2, стр. 29.

Далее Сталин сообщает, что Телия, перечитав произведения большевистских и меньшевистских лидеров, обдумав их смысл и соотнеся прочитанное с жизнью, пришёл к убеждению, что он лично — большевик. После этого он до конца своей короткой жизни работал на осуществление большевистских идеалов.

И. Л. Бунич, автор нашумевшей в своё время книги «Золото партии», написал не одну её. Среди его книг есть и двухтомник ″Операция «Гроза» или ошибка в третьем знаке[32]″ (М. «Облик», 1994 г.), в которой он пытается доказать то же, что и В. Суворов-Резун в ″Ледоколе″ и ″Дне «М»″, но со ссылками на советские архивы. Читал ли Бунич первый том Сочинений Сталина, либо нет, но в ″Операции «Гроза»″ у него есть двусмысленная фраза. Не исключено, что, нагнетая эмоции бессмысленного антисталинизма, Бунич, сам того не понимая, выболтал самую главную личностную тайну ХХ века: «Должности диктатора или ИМАМА (выделено нами, а не Буничем) в СССР не полагалось», ― ″Операция «Гроза»″, т. 2, стр. 508. Эта фраза была бы ещё точнее, если бы её продолжали слова: «с точки зрения руководителей марксистского проекта».

Бунич увидел в Сталине не только диктатора, каким его видят многие досужие “интеллигенты”, но и имама — духовного лидера в коранической культуре, отрицающей библейский проект в целом и его марксистскую модификацию в частности. Если это — историческая правда — тайная информация одного из мусульманских суфийских орденов, то слова песни: «идёт война народная, священная война» обретают ещё один смысл: сокровенный имам Сталин возглавил руководство джихадом. Нравится правоверным мусульманам это утверждение или нет, но объективно, если судить по направленности политики Сталина, он был имамом вне ритуалов.

Бронштейн (Троцкий), в мировоззрении которого не было места Богу, вследствие чего — с его точки зрения — на Земле не может быть и людей, водительствуемых Богом, выразился ещё более определённо, увидев в Сталине человека-персонификацию Бога, причём персонификацию не бога никейских (“христианских”) церквей из Библии, а Бога Корана:

«В религии сталинизма Сталин занимает место бога со всеми его атрибутами. Но это не христианский бог, который растворяется в Троице. Время тройки Сталин оставил далеко позади. Это скорее — Аллах, — нет Бога, кроме Бога — который наполняет вселенную своей бесконечностью. Он средоточие, в котором всё соединяется. Он господь телесный и духовный мира, творец и правитель. Он всемогущ, премудр и предобр, милосерден. Его решения неотмеримы. У него 99 имён», ― Л. Д. Троцкий («Сталин», в 2‑х томах, Москва, «Terra — Терра», «Издательство политической литературы», т. 2, стр. 155, в орфографии цитируемого издания).

И в приведённой цитате значимо и то обстоятельство, что Бронштейн, помянув «Троицу» и «христианского бога», ни слова не сказал о разногласиях Бога Корана, чей Промысел для него персонифицирован Сталиным, с “иудейским” богом самого Бронштейна.

После этого, тем, кто недоволен репрессиями в отношении традиционно-“мусульманских” народов СССР в годы войны, следует соотнестись с шариатом:

Что следует делать действительному имаму, если он возглавил джихад, а якобы мусульманское духовенство ведёт себя двусмысленно, или оказывает прямое пособничество врагу; а толпа считающих себя мусульманами, подчиняется этому духовенству, вопреки тому, что кораническое вероучение требует, чтобы мусульманин по совести подчинялся Господу Богу, а не кому бы то ни было из земных “господ”?

И это ещё один аспект “мистики” в биографии Сталина: в некрологе «Памяти тов. Г. Телия» противопоставляются меньшевизм и большевизм. Есть две стороны, и за одной — за меньшевизмом — Сталин не признаёт согласия с Кораном в том, что она делает; а за другой — за большевизмом? — он об этом умалчивает: тому, кто способен видеть дела как таковые, не нужны вопли на всю округу: «Аллах акбар!!!»[33]. — Воистину велик!

Бог велик, а социология большевизма находится в согласии с коранической и евангельской Христовой (а не библейского канона Нового завета, изложенного якобы со слов Христа).

Но в приведённой характеристике меньшевизма, меньшевики с точки зрения Сталина — неверные-гяуры, т. е. сторонники библейской доктрины, построенной на извращении Откровений Торы, ниспосланной для всех и каждого через Моисея, и Откровений Евангелия Царствия Божиего[34], ниспосланного для всех и каждого через Иисуса. Если большевики России тех лет и не были безупречно правоверными, в силу опоры на марксизм, то они ближе к истинному правоверию по жизненным идеалам — идеалам трудового большинства[35] — которые стремились воплотить в жизнь.

В некрологах не шутят, но образность приведённого Сталиным сопоставления меньшевизма и большевизма по отношению к Корану объективно исторически ложится в тот же глобальный сценарий противостояния большевизма трудового большинства и меньшевизма паразитов, поддерживающих библейскую доктрину, которая действительно порицается в Коране как богоотступничество.

Казалось бы, в том же контексте некролога «Памяти тов. Г. Телия», можно было сказать, что «те “казённые” меньшевики, которые мнят себя святее папы римского…» (идиома про «святость папы римского» более свойственна библейской культуре), но Сталин апеллирует к Корану, вследствие чего противостояние меньшевизма и большевизма в РСДРП оказалось им показанным объективно лежащим в русле глобального противостояния мерзостного библейского проекта и коранической культуры человечности, альтернативной ему.

В самой же социологии Корана нет мерзостей, а те мерзости, что подневольные духом Библии почитают как неотъемлемую часть их “священного” писания, в Коране прямо порицаются как отсебятина своекорыстных извратителей Откровений.

Эта небессмысленная ссылка на Коран в некрологе «Памяти тов. Г. Телия» — ещё одна не мотивированная и бесцельная случайность? Либо знамение, данное Свыше? — каждый пусть решает сам по своей вере Богу и совести.

Не только в годы Великой Отечественной войны — священной войны-джихада, но и ныне есть излишне много “казённых” “мусульман”-меньшевиков, которые свой антикоранический меньшевизм считают истинным Исламом, себя — правоверными, а большевиков — неверными гяурами; изображают себя «мусульманами от рождения» и, будучи круглыми невеждами, бессмысленно кричат: «Аллах акбар!!! Мы пять раз на день творим намаз, ведём войну с гяурами и этого достаточно — нам знания не нужны, думать по-крупному  нам утомительно».

Характерным свойством истинного мусульманина (а также истинного иудея и христианина) является именно то, что он отрицает бессмысленно-ритуальный фанатизм, всем своим существом презирает слепое подражание и до всего хочет дойти своим умом, чтобы осмысленно творить в своей жизни на Земле добро по воле Вседержителя.

То же касается и “православных”: в начале 21-ого века вы не в праве быть невеждами, не знать Корана, отгораживаться от жизни Библией и преданием старцев[36] и делать вид, что вам не известна приведённая выше библейская доктрина, представляющая собой богохульную мерзость, которую вы якобы вправе исповедовать как Священное — боговдохновенное — Писание. Либо вы убедите мусульман в том, что это не мерзость, что расизм и банковское ростовщичество международного еврейства и ваше пособничество ему созидательны и благодетельны, а Коран — ложь; либо признаете Коран записью истинного Откровения, возможно указав на вольные и невольные ошибки и извращения при его записи, и последуете тому, что в нём сказано для всеобщего блага и в этой жизни, и в предстоящей, и что утрачено и извращено в библейских текстах и преданиях т. н. «святых старцев и отцов». В противном случае — по лицемерию вашему — доля ваша будет нестерпимо обременительной для вас же.

4.         “Ересь”, осуждённая на победу

«Хилиазм (от греч. chiliás — тысяча), миллинаризм (от лат. mille — тысяча), религиозное учение, согласно которому концу мира (т. е. Судному дню, — наше пояснение при цитировании) будет предшествовать тысячелетнее “царство божье” на земле», ― Большая Советская Энциклопедия, изд. 3, т. 28, стр. 252.

Хилиастические идеи от момента их зарождения в среде трудящегося большинства рассматриваются господствующими “христианскими” церквами, чьи иерархи изначально выражали и выражают интересы “элитарного” меньшинства, как ересь, т. е. ложное, ошибочное учение. Ныне хилиастические течения в “христианских” церквах искоренены, а иерархи церквей не только терпимо относятся к власти сильных мира сего, но и ищут долю себе во всякой власти, толкуя “священное” писание исключительно в том смысле, что общество должно поддерживать всякую власть, поскольку нет власти, кроме как от Бога:

«Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам, зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный», ― Библия, Новый завет, Послание апостола Павла к Ефесянам, 6:5 – 8[37].

Они “забывают” продолжить слова апостола Павла:

«И вы, господа, поступайте с ними так же, умеряя строгость, зная, что и над вами самими и над ними есть на небесах Господь, у Которого нет лицеприятия», ― Послание апостола Павла к Ефесянам, 6:9.

“Забывают” и про многое другое, прикрывая своё и чужое земное личное и корпоративное сиюминутное своекорыстие ссылками на вечность, отказываясь осуществлять Божий промысел, предписывающий искоренить своекорыстие земных культовых и светских властителей.

Существует определённый режим — внутриобщественная власть — Божьим попущением либо Божьей милостью? — на этот вопрос иерархи церквей большей частью при всяком меньшевистском режиме отвечали так, чтобы в их лояльности земная власть не сомневалась. Большевизм же всегда был под анафемой («Стенька Разин, Емелька Пугачёв, Ванька Болотников — анафема-а-а!!!», — из церковной традиции), когда была власть какого-то меньшевизма. Когда большевизм был в силе, то церковь молчала или лебезила перед властью, не смея провозгласить ей анафему, по-прежнему считая хилиазм-миллинаризм ересью, а не истинно христианской социологической доктриной, долженствующей быть идеологической опорой большевизму и его церкви и государственности.

Даже если говорить о периоде смутного времени, когда церковь в лице Гермогена выступила против польских захватчиков, то это была не только борьба за дальнейшее самобытное развитие цивилизации России, но и борьба паразита за собственное выживание: в случае победы поляков, пришлось бы подчиниться Риму, а часть вакансий передать католикам. Пока белый польский орёл (или петух?) не клюнул в темечко, церковь паразитировала на народе: она не выступила заблаговременно против политики отечественной “элиты”, действия которой и породили смутное время[38]. Но и смута не образумила церковь: никто иной, как её патриарх Никон, менее чем через пятьдесят лет после завершения смуты, из ритуального усердия и подражания породил церковный, а по существу ― народный раскол (1653 г.). Как народный раскол, он был во многом преодолён опять же в эпоху сталинизма, но как церковный раскол “русская” “православная” церковь преодолеть его не способна.

При этом церковь прямо лжёт, заявляя о том, что Иисус не оставил никакой социологической доктрины. Раскрываем «Православный катехизис» епископа Александра Семёнова-Тян-Шанского:

«1 — Промыслительное отсутствие догматов по общественным вопросам при наличии основных данных для их решения.

Жизнь отдельных христиан влияет на общественную жизнь. Отсюда может встать вопрос: какими должны быть, с христианской точки зрения, государство, экономика, социальная структура, и могут ли они быть христианскими? Церковь не имеет догматических решений этих вопросов, и христианские мыслители решают их по-разному.

Но отсутствие догматов в этой области предохраняет, в некоторой мере, людей от худшей формы тирании во имя Христа, не исключая, впрочем, некоторые бесспорные данные, помогающие находить верные решения», ― упомянутый катехизис, Приложение 1, стр. 151[39].

Отсутствие у “христианских” церквей «догматов по общественным вопросам» — определённых мнений о нормальной организации жизни общества — открывает дорогу беспрепятственному проведению в жизнь ветхозаветно-талмудических догматов по тем же вопросам в единой библейской культуре.

Догматов по вопросам общественной жизни Иисус действительно не оставлял. Не всё, оставленное Иисусом, сохранено в каноне библейского писания, поскольку цензоры и редакторы библейского канона преследовали цель лишь подпереть авторитетом Иисуса свой внутриобщественный меньшевизм разного рода и власть паразитирующей на общественном управлении “элиты”. Но не всё им неугодное было изъято из канона. Поэтому мы не будем обращаться к апокрифическим евангелиям, которые церкви не признают в качестве священных, а обратимся к общепризнанным церковным текстам, из которых встаёт вероучение и социология, отрицающие и символ церковной веры, и рассуждения большинства церковников о нормах общественной жизни под диктатом “элитарного” разнородного меньшевизма:

«С сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него (т. е. справедливое общественное жизнеустройство быть должно, но для этого всякому необходимо непрерывно работать над собой ― над состоянием своей души ― изменять себя в лучшую сторону)», ― сокр.  (Лк), 16:16.

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам (т. е. выстраивайте прежде справедливые общественные отношения на основе Божьих законов, и достойная жизнь для всех и каждого наступит», ― сокр. (Мф), 6:33.

«Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Небесное (т. е. если не будете стремиться быть праведными и будете лишь прикрывать свою суету болтовнёй о правде, подобно книжникам и фарисеям, то не сможете построить на Земле справедливое общество, живущее и творящее в гармонии с Вселенной. Греческое слово harmonia ― гармония ― означает соразмерность, когда мера ― во всём и всё ― в мере. Вселенная гармонична. Нарушать гармонию в пределах Божьего попущения, до срока, позволено Богом лишь человеку, в процессе его творческой деятельности в русле Божьего промысла; любое нарушение человеком гармонии нужно расценивать как творческую ошибку, которую он должен осмыслить и быстро исправить)», ― сокр. (Мф), 5:20.

«Господь Бог наш есть Господь единый (т. е. Бог ― один для всех и властвует безраздельно, нет у Него ни подельников, ни детей)», ― (Мк), 12:29.

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (т. е. всем и каждому необходимо верить Богу по совести. Совесть ― со-весть ― это непосредственная обоюдосторонняя информационная (духовная) связь между душой человека и Богом и, в силу этой первой связи, связь между всеми и каждым. Совесть, по-латыни, называется religio ― религия; в силу исторически сложившихся заблуждений, этим словом называют разного рода церковные идеологии ― вероучения, цель которых ― разделять общество и стравливать в угоду власти мировой закулисы ― хозяев библейского проекта. Быть совестливым (религиозным) или не быть (в Божьем попущении, до срока), ― личный выбор каждого)», ― сокр. (Мф), 22:37 – 38.

«Не всякий говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдёт в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (т. е. не всякий достигнет гармонии из тех, которые просто верят в Бога, в Его существование, молятся Ему на всякий случай и не задумываются по-крупному о мере своей праведности, а только тот достигнет гармонии, кто верит Богу по совести и поступает согласно Божьим законам)», ― сокр. (Мф), 7:21.

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят (т. е. «под лежачий камень вода не течёт»), ― сокр. (Лк), 11:9 – 10.

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (т. е. если вы в заблуждении вершите злые деяния, искренне считая их справедливыми, благими, и способны на действительно благие деяния, Бог просветит вас доступным для вашего понимания способом; тем более просветит, если вы сами усомнитесь в справедливости своих деяний и обратитесь мысленно к Богу с просьбой просветить вас, дать вам Различение ― способность различать в душе истину и ложь ― добро и зло; Бог даст вам Различение», ― сокр. (Лк), 11:13.

«Когда же придёт Он, Дух истины (т. е. будет дано Различение), то наставит вас на всякую истину», ― сокр. (Ин), 16:13.

«Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его, ― будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам (т. е. верьте Богу по совести и, соответственно, творите в русле Божьего промысла, и не будет вам препятствий; на любую мысленную просьбу-молитву Бог откликается всегда, при этом дела пойдут по более рациональной схеме, чем предполагалось)», ― сокр. (Мк), 11:23 – 24.

«Молитесь же так (это ― предложение для той категории благонамеренных людей, которая воспринимает слово «молитва» как некий ритуал):

Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твоё; да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе (т. е. здесь прямо говорится о единой Божьей политике во всей Вселенной ― «и на земле, как на небе»); хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого (т. е. дай нам, согласно мере нашего развития в текущий момент, пищу для души, разума и тела; и прости за то, что должны были сделать в русле Твоего промысла, но не сделали по причине искренних заблуждений, прости подобно тому, как мы прощаем должникам нашим в аналогичных случаях; и не дай нам войти в искушение ― просвети нас доступным для нашего понимания способом, чтобы не возникли у нас в душе противные Тебе образы, а в голове ― мысли, ибо всему причиной служит мысль). Ибо Твоё есть Царство и сила и слава во веки (ибо в созданном Тобой Мире только Ты можешь осуществлять водительство верующих Тебе по совести людей наилучшим образом)», ― сокр. (Мф), 6:9 – 13.

«Не придёт Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (т. е. справедливое общественное жизнеустройство нигде само собой не возникнет. Для этого все и каждый должны приложить усилия, ибо, как уже было сказано Богом через Иисуса, «отныне Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него»; принципиальный образ справедливого общественного жизнеустройства есть в душе у всякого. Творить на Земле по-крупному в русле Божьего промысла вне справедливого общественного жизнеустройства невозможно (возможно лишь суетиться в Божьем попущении, до срока). Отсюда вывод ― никто, кроме нас», ― сокр.  (Лк), 17:20 – 21.

Как видите, это совершенно отличается по смыслу от вырванного из общего исторического контекста поучения меньшевистской церкви:

«Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам, зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный», ― Послание апостола Павла к Ефесянам, 6:5 – 8.

Как можно понять из приведённого нами, Иисус учил переустройству общественной жизни самими людьми по их доброй воле, а не поддержанию ими паразитической власти меньшевизма бессмысленным — по отношению к Божьему промыслу — страстотерпием трудящегося большинства до тех пор, пока не свершится второе пришествие в известный Всевышнему срок. Речь прямо шла о преображении царствия земных владык по плоти в царствие Божие на Земле в эпоху, предшествующую Судному дню.

Только если эта доктрина деятельно проводится в жизнь уверовавшими Иисусу Христу, имеет смысл поучение апостола Павла о терпении угнетёнными существующей в обществе вседозволенности ради образумления тех, кто принадлежит правящей “элите” и творит противную Божьему промыслу вседозволенность в отношении других людей.

Если же доктрина преображения общества не проводится в жизнь, то повеление апостола Павла о повиновении рабов господам не только никчемно, но и вредно, поскольку никто не должен принимать над собой чьего-либо господства кроме Божьего.

Мы привели Христову доктрину переустройства общественной жизни, но есть и прямые отрицания им противной Божьему промыслу власти паразитического меньшевизма над трудящимся большинством, обращённые к христианам:

«Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом», ― сокр. (Мф), 20:25 – 28.

Однако для подавляющего большинства, именующих себя христианами, непреклонно следовать этой христовой заповеди либо слабо, либо нравственно неприемлемо (хочется, очень хочется быть вельможами и господами над другими людьми помимо Бога).

Христову доктрину преображения жизни общества в Царствие Божие на Земле, заповедь Божью (сокр. Мф, 20:25 – 28), “православие” (как и другие “христианские” церкви и покорная им паства) устраняет; устраняет на свой “великодержавный” спесивый лад преданием своих старцев о третьем Риме, ― «элитарно-великой» России, не внемля предупреждениям Евангелия об устранении заповедей Божьих преданиями старцев (сокр. Мф, 15:1 – 11).

И если характерное свойство всех земных вельможных властей — эксплуатация человека человеком (либо открытая в рабовладельческих общественно-экономических формациях, либо опосредованная на основе монопольно высоких цен на свою деятельность, в чём бы они ни выражались), то подразумевается, что в Царствии Божием паразитизму одних на жизни и труде других места не будет. Но это же — отсутствие паразитизма одних на труде других — жизненный идеал большевизма, который предлагалось осуществить в коммунистической общественно-экономической формации.   

Теперь обратимся к истории становления исторически реального “христианства”, когда очевидцы проповедей христовых твёрдо знали, что Иисус учил преображению жизни общества в Царствие Божие на Земле, а не покорности осатаневшим властям земным неизвестно во имя чего:

«И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святого, и говорили слово Божие с дерзновением.

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Апостолы же с великой силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чём кто имел нужду», ― Новый завет, Деяния апостолов, 4:31 – 36.

Как можно понять из приведённого фрагмента, становлению исторически реального “христианства” сопутствовало установление коммунистических отношений собственности и коммунистический способ распределения — каждому по потребности. Потребности же были ограничены христианской нравственностью, совестью единой для всех («одно сердце и одна душа»), вследствие чего в общине все жизненные потребности каждого были удовлетворены («не было между ними никого нуждающегося»).

О производственной деятельности первохристиан в этот период не говорится ничего. Чуть ли не единственное место, где говорится о труде в христианских общинах, — у апостола Павла во втором его послании к Фессалоникийцам:

«…мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременять никого из вас, — не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб», ― 2-е послание к Фессалоникийцам, 3:8 – 12.

О характере труда, собственности на средства производства ничего не говорится. Но если исходить из необходимости обеспечить общину всем, ей необходимым в потреблении на принципах коммунизма, то отношения собственности на средства производства должны обеспечивать наибольшую отдачу системы производства. При этом что-то может быть в общественной собственности, а что-то ― в единоличном или семейном пользовании или частной собственности, в колхозной собственности, но так, чтобы вся произведённая продукция, так или иначе, отчуждалась в пользу общины для последующего распределения среди нуждающихся в ней.

Естественно, что функционирование такой производственно-потребительской системы требовало отказа от своекорыстия частнособственнической индивидуалистической нравственности и труда по совести, когда «никто не ищи своего, но каждый пользы другого», ― Новый завет, 1-е Послание апостола Павла Коринфянам, 10:24, в результате чего каждый оказывается окружённым заботой и добродетельностью всех.

То есть христианство времён апостолов было занято строительством коммунизма, а по своим социологическим воззрениям представляло собой хилиазм-миллинаризм.

Только после того, как руководство христианских общин “элитаризовалось” и стало видеть в членах общины паству-баранов, которых должно резать или стричь, уже в эпоху после ухода истинных апостолов в мир иной, “христианство”, проповедующее: «рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу», было возведено в ранг государственного вероучения Рима и начало своё распространение в сопредельные страны. Миллинаризм-хилиазм — коммунистическое по своей идеологии вероучение — было объявлено “святыми отцами” церкви ересью, а спустя какое-то время было выбито из сознания паствы, не умевшей в своём большинстве читать и писать, которой, к тому же, было запрещено читать самостоятельно Библию, но предписывалось внимать ей из уст пастырей ― “святых отцов”. Так исторически реальное “христианство” победило язычество, предав Христа, сокрыв акт предательства, постаравшись забыть этот гнусный подлог одного вероучения и социологической доктрины им враждебными вероучением и социологической доктриной.

Вкратце о язычестве. Бог разговаривает с людьми (со всеми и каждым) не голосом с неба, а на языке жизни, ― на языке изменения их жизненных обстоятельств (в особых случаях ― человечьим языком через Пророков). Отсюда термин ― Бог-Язычник, ибо: «Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка», ― Библия, Ветхий завет, сокр. (Притч), 16:1. Язычество (не путать с идолопоклонством!) ― это культура, которая вырабатывает у человека навык замечать изменения жизненных обстоятельств, понимать их как ответ Бога на мысли, на обращения к Нему, на деяния (действия и бездействия) и адекватно на этот ответ реагировать ― способность вести, таким образом, диалог непосредственно (т. е. без посредников) с Богом. Иисус Христос учил язычеству.

Вследствие такой подмены оставленной Христом социологической доктрины больше­визма и коммунизма в Царствии Божием на Земле ещё в первые четыре века от рождества Христова, на Руси, крещение которой состоялось только в конце X века (в 988 году), никогда в прошлом не было истинного христианства.

Так называемое Русское православие — обворожительная византийская ложь, липучая и дурманящая как отравленный мёд, предложенная чуть ранее 988 года правящей “элите” сионо-интернацистами и принятая ею к насаждению на Руси с целью узаконить своё паразитирование на труде и жизни трудящегося большинства. И это качество “православие”, как и католицизм, хранит неотступно поныне во всех своих модификациях.

После 1917 г. этот библейский меньшевизм “православной” “элиты” оказался в конфликте как с российским большевизмом, внедрившимся в марксизм, так и с марксистским меньшевизмом, вторгшимся в Россию на смену библейскому меньшевизму. В этом конфликте библейски-“правосла­вно­го” церковного меньшевизма[40] с марксистским меньшевизмом, светским по форме, выразился конфликт идеалистического и материалистического атеизма[41] в культуре, развиваемой хозяевами библейского проекта. Одни злочестивые вкушали и вкушают ярость других злочестивых, а Бог помогал и помогает большевикам на пути к коммунизму-миллинаризму-хилиазму.

В настоящей брошюре мы не будем рассматривать и комментировать разногласия Корана и Библии в вопросах вероучения о Боге и Его бытии. Мы ограничимся только рассмотрением основных социологических воззрений, выраженных в Коране, чтобы показать, что это — иное выражение всё той же хилиастической “ереси” — миллинаризма — учения о становления Царствия Божиего на Земле в эпоху ещё до Судного дня.

В Коране определён основополагающий принцип хозяйственной деятельности общества, который отрицает как ветхозаветно-талмудическую агрессию “иудейского” ростовщичества, так и соглашательство с ним исторически реального жидовствующего “христианства”. Кораническая культура противостоит всему этому.

В «Толковании Священного Корана», изданном в Египте в 2001 году и переведённом с арабского языка на русский язык по поручению Высшего Совета по делам ислама доктором Сумайя Мухаммад Афифи, профессором русского языка факультета иностранных языков университета «Айн-Шамс», доктором Абдель Салям эль-Манси, профессором русской литературы университета «Айн-Шамс» и отредактированном доктором Ранъо Умаровной Ходжаевой, профессором Ташкентского Государственного университета востоковедения, относительно ростовщичества даны следующие рекомендации Корана (Сура 2 ― «Корова»):

(275) Те, которые дают деньги в рост, будут лишены душевного равновесия и спокойствия в работе, в поступках и т. д., подобно тому, кого поверг в безумство шайтан своим прикосновением. Они говорят, что торговля и ростовщичество ― одно и то же, так как в обеих операциях есть обмен и прибыль, и поэтому оно должно быть разрешено. Бог объявил, что разрешено и что запрещено, ― это не их дело, ― и того сходства, про которое они говорят, не существует. Бог разрешил торговлю, но запретил ростовщичество. Тот, кто послушен заветам Бога и удержится от ростовщичества, тому будет прощено то, что было в прошлом до запрещения ростовщичества: дело его принадлежит Богу и Его прощению. Те, кто эту мерзость повторяет, ― обитатели огня, они в нём вечно пребудут! (276): Бог запрещает заниматься ростовщичеством и уничтожает прибыль от роста. Он увеличивает имущество, из которого даётся милостыня, и воздаёт за неё. Бог не любит тех, которые настаивают на разрешении запретного Им (как ростовщичество), не любит тех, которые продолжают заниматься ростом. Поистине, Бог не любит нечестивца!   

Толкования приведённого положения Корана русскоязычными переводчиками ― академиком И. Ю. Крач­ков­ским (1883 – 1951 гг.) и профессором-востоковедом Г. С. Саблуковым (1804 – 1880 гг.) ― менее точны и глубоки, но также дают ключ разумения для организации справедливого общественного жизнеустройства с безинфляционной бескризисной экономикой (2:274 – 277):

275(274). Те, которые издерживают  своё имущество ночью и днём, тайно и явно (т. е. держат свой капитал-имущество в виде средств производства и непрерывно, без простоев, используют-амортизируют-издерживают его, участвуя в производстве общественно необходимого продукта, обеспечивая им себя и остальных, ― наше пояснение), — им их награда у Господа их; нет страха над ними, и не будут они печальны! 276(275). Те, которые пожирают рост, восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением. Это — за то, что они говорили: «Ведь торговля — то же, что рост» (перевод Саблукова: «лихва — то же, что прибыль в торговле»). А Бог разрешил торговлю и запретил рост. К кому приходит увещание от Господа и он удержится, тому прощено, что предшествовало: дело его принадлежит Богу; а кто повторит, те — обитатели огня, они в нём вечно пребывают! 277(276). Уничтожает Бог рост и выращивает милостыню (перевод Саблукова: «Бог выводит из употребления лихву, но лишшую силу <лучше: лихвенную власть> даёт милостыням»). Поистине Бог не любит всякого неверного грешника. (277). Те же, которые уверовали, и творили благое, и выстаивали молитву, и давали очищение, — им их награда у Господа, и нет страха над ними, и не будут они печальны!

То есть, после того, как потребности удовлетворены, излишки должны быть отданы нуждающимся. Экономическая власть на основе рационального межотраслевого перераспределения сырья и продуктов его первичной обработки в цепочке технологической преемственности производства продукции конечного потребления при общественном объединении труда в интересах всего общества поддерживается Богом. Но встаёт вопрос и о мере, определяющей личную удовлетворённость, и о возможностях злоупотребления в удовлетворении личных потребностей. На этот вопрос в Коране также есть ответ (Сура 28 ― «Повествование»):

76.  Карун был из общины (народа) Моисея[42], но он гордился собой и своим имуществом и, обуреваемый гордыней, превознёсся над ней (над ним). Бог наделил его большими сокровищами, ключи от которых было тяжело нести группе силачей. Но он слишком превознёсся, гордясь уделом и благоволением Бога к нему. И вот его народ начал давать ему советы, говоря ему: «Не гордись, не превозносись и не ликуй! Пусть твоё богатство не обольщает тебя. И пусть ликование не отвлекает тебя от благодарности Богу. Бог не любит ликующих, обольщённых и непризнательных!

77.  Жертвуй часть удела и блага, которые тебе даровал Бог, ради Бога и будущей жизни. Не забывай своего удела в этом мире и не запрещай себе разрешённые услады и блага! Делай добро работникам Бога подобно тому, как Бог даровал тебе благо. Не распространяй нечестия на Земле, преступая пределы Бога. Поистине, Бог не любит бесчинствующих нечестивцев!»

78.  Карун сказал: «То, что мне даровано, — по моему знанию». Он пренебрёг советом своей общины и забыл благоволение Бога к нему, и не разумел, как много поколений, превосходящих его мощью, способностью и опытом в приобретении богатства и в разных способах помещения денег, погубил Бог. Ведь грешников не спрашивают о злодеяниях, ибо Бог об этом ведает, и они будут наказаны. Вопрос, заданный им, ― лишь только упрёк.

79.  Карун всё-таки не принял во внимание совета своего народа и вышел к ним в полном украшении и великолепии, обольстив им тех, которые любят услады земной жизни и жаждут иметь богатство и счастье в этом мире, подобно дарованному Каруну.

80.  Те, которым Бог даровал полезное знание, не увлеклись украшениями и богатством Каруна и стали советовать тем, кого обольстило великолепие Каруна: «Не стремитесь к этому и не оставляйте веры. Поистине, награда Бога гораздо лучше для тех, кто уверовал Богу и творил добрые деяния. Это ― настоящий совет, который слушают и принимают только терпеливые, которые борются против своих страстей и повинуются Богу».

81.  По Нашему повелению земля поглотила Каруна и его жилище со всеми украшениями и богатством. У него не было сторонников, которые могли бы спасти его от наказания Бога, а он сам не смог бы спастись и помочь себе.

82.  Те, которые только недавно мечтали быть в этом мире такими же, как Карун, стали повторять слова, выражающие раскаяние, уразумев то, что с ним случилось: «Поистине, Бог дарует большой удел тому, кому Он пожелает из Своих верующих и неверующих работников, и Он дарует удел умеренно тому, кому Он пожелает». И они добавили: «Если бы Бог не был милостив к нам и не направил бы нас к вере, отведя нас от заблуждения, то Он испытал бы нас, ответив на наши мечты и послав нам, что мы желаем, и Он подверг бы нас тому, чему подверг Каруна (земля бы поглотила нас). Не бывают счастливы неверные». Поистине, неверные, не благодарные за благоволение Бога, не сумеют спастись от наказания Бога.      

83.  Жилище последнее[43] Мы даруем верующим, которые не желают высокого положения и не стремятся к власти в земном мире, не совершают грехов и не распространяют нечестия и распутства. Добрый конец земной жизни ― только искренним, сердца которых охватывает смиренный страх перед Богом и которые вершат то, чем Он будет доволен. 

 

Это повествование значимо не только порицанием зарвавшегося жида Каруна, но и тем, что в нём назван источник, открывающий возможности к паразитизму на жизни и труде других на основе взимания монопольно высоких цен за своё участие в общественном объединении труда. Это — монопольное обладание знанием: «То, что мне даровано, — по моему знанию». Это поясняется и в другом положении Корана (Сура 39 ― «Толпы»):

50. Когда человека постигает какое-либо бедствие, он обращается к Нам с мольбой. Когда же Мы  ― по Нашей милости ― отвечаем на его мольбу и даруем ему благо, он говорит: «Это даровано мне за мои знания». Этот человек не понял, что дело обстоит не так, как он говорит. Поистине, та милость, которую Бог даровал человеку, ― испытание, которое выявляет повинующихся и не повинующихся Богу. Но большинство людей не знает, что это ― испытание.

То есть, хотя монополия на какие-либо общественно значимые знания и навыки открывает возможность взимать монопольно высокие цены, в свою очередь открывающие возможность к монопольно высокому индивидуальному или групповому потребительскому статусу, но лучше этого не делать, потому что этим угнетается жизнь других; а сама такая возможность — испытание. Бог не любит неумеренных, не способных сдержать свою потребительскую алчность: «Не вкушайте много, а будьте умеренны, чтобы не повредить себе и не обделить бедных. Бог не любит расточительных и не доволен их неумеренными деяниями», ― Коран, 6:142.

Коран запрещает людям быть в услужении у других людей и считать их господами, так и господство одних людей над другими также запрещено: Скажи (о Пророк!): «О обладатели Писания! Приходите к справедливому слову, равному для вас и для нас, чтобы нам никому не поклоняться, кроме Бога, и никого не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога», ― Коран, 3:64.

Через Мухаммада Бог также сообщил людям следующую информацию (Сура 5 ― «Трапеза»):

46.  По следам Пророков Мы отправили Иисуса, сына Марии, который шёл по их стопам и подтвердил истинность Торы (т. е. проповедей Пророка Моисея, ― наше пояснение при цитировании). Мы ниспослали через него Евангелие (т. е. Благую весть, ― наше пояснение при цитировании), в котором руководство и Свет к прямому пути Истины. В нём ― объяснение заповедей и подтверждение истинности того, что было ниспослано до него в Торе. В нём ― руководство к Истине и увещевание для богобоязненных.

47.  Мы приказали последователям Иисуса и обладателям Евангелия судить по тому, что низвёл Бог. А тот, кто не судит по тому, что ниспослал Бог, тот ― богоотступник.

48.  Мы низвели тебе (о Мухаммад!) полное Писание ― Коран ― для подтверждения истинности предыдущих Писаний (т. е. проповедей Пророков, проповедовавших до Пророка Моисея, ― наше пояснение при цитировании), Торы и Евангелия и для охранения их от искажений, так как Коран, в отличие от предыдущих Писаний, сохранён от всех искажений (смысл проповедей предыдущих Пророков был вольно и невольно искажён людьми при их записи, ― наше пояснение при цитировании). Суди же между обладателями Писания, если к тебе (о Мухаммад!) придут за тем, чтобы ты рассудил их по тому, что ниспослал тебе Бог, и не следуй в своём суждении их страстям и желаниям, чтобы не отклониться в сторону от Истины, ниспосланной Нами тебе. Для каждого народа из вас, о люди, Мы начертали путь к Истине и дали ясное направление в религии, по которому нужно идти. Если бы Бог пожелал, Он сделал бы вас единым народом, для которого не было бы различий в руководстве на пути веры в разные периоды. Но Он сделал так, чтобы испытать вас на верность тому, что Он ниспослал вам в Откровении, соблюдение которого показывает, кто повинуется Богу и кто не повинуется. Пользуйтесь ниспосланным в Откровении и опережайте друг друга в добрых делах. Ведь к Богу Единому ― возвращение всех нас, и тогда Он сообщит то, в чём вы разногласили, и воздаст каждому из вас по его деяниям (т. е. по его действиям и бездействиям, ― наше пояснение при цитировании).

49.  Мы приказали тебе (о Пророк!) судить между ними по тому, что было ниспослано Богом. Не следуй за их страстями и желаниями в своём суждении и остерегайся, чтобы они не отвлекали тебя даже на малую толику от того, что ниспослано тебе Богом в Откровении. Если же они отвергнут Суд Бога и потребуют другого, знай, что Бог хочет покарать их за их скверные души и за грехи, совершаемые ими, ― за неповиновение ниспосланному в Откровении и Божьим законам. Бог воздаст им за их греховные деяния. Ведь многие из людей не выполняют ниспосланное в Откровении.

 

Как видно из приведённых положений Корана, кораническая социологическая доктрина совпадает с приведённой ранее доктриной Иисуса ― с евангельской доктриной ― доктриной преображения общества в Царствие Божие на Земле, в котором нет места паразитизму одних на труде других, а уклонение от обязанности думать по-крупному самостоятельно и вытекающее отсюда интеллектуальное иждивенчество ― одно из тяжких преступлений перед обществом и Богом.

Кораническая доктрина также подтверждает ожидания сторонников миллинаризма-хилиазма-коммунизма о становлении Царствия Божия на Земле в эпоху ещё до Судного дня:

«Бог завершил освещение мира Своим Светом, послав Своего Пророка Мухаммада с руководством к религии Истины, чтобы религия Истины преодолела вероучения многобожников, хотя она и ненавистна многобожникам», ― 9:33.

«Скажи, о Пророк, тем, которые упорствуют в своём неверии и упрямстве: ″Делайте всё, что в ваших силах, воюя против религии Истины и пытаясь чинить верующим вред и препятствия. Мы также будем идти своим путём, ― путём праведности, ― твёрдые в своих намерениях и делах! Ждите того, что вы ожидаете для нас, мы тоже ждём исполнения обещания Бога нам ― победы религии Истины и поражения её врагов! Только Бог знает всё скрытое в небесах и на земле. Он знает, что постигнет вас и что будет для нас. Только Он управляет Вселенной Своей мудростью и решает всё. Так поклоняйся же только Богу Единому, на Него только полагайся и, кроме Него, никого не бойся! Бог всеведущ, Он не оставляет без внимания всё, что вы творите, о верующие и неверные! Он воздаст каждому по заслугам в этой и в будущей жизни!″», ― 11:121 – 123

«Бог решил: ″Поистине, одержу победу Я и Мои посланники!″ Поистине, Бог всемогущ и никто, кто бы он ни был, не может победить Его!», ― 58:21.    

И реально ничто не знаменует ложности ни приведённых, ни каких-либо других коранических утверждений. Коран и Евангелие в устах Иисуса Христа (а не в устах “святых отцов” церквей имени его), взаимно дополняют друг друга, помогая осмысливать Божий промысел, но не отрицают друг друга. Поэтому между истинными иудеями, христианами и мусульманами конфликтов быть не может, ибо эти названия ― лишь разные слова, обозначающие людей, верующих Богу по совести и, соответственно, стремящихся быть праведными.

Вкратце о праведности. Праведность ― это особый вид нравственности; нормы праведности едины и общи: и для людей, и для Бога. Единственное различие в том, что для Бога они ― Его субъективные нормы: Им избранные и заложенные Им в Предопределение бытия Мироздания как ОБЪЕКТИВНАЯ ПРАВЕДНОСТЬ; а для людей, они же ― объективная необходимость, если они желают быть праведными.

5.       Коммунист на словах и на деле

Начнём с того, что Сталин не произносил пустых речей на темы «больше социализма!»[44], после которых степень эксплуатации простого труженика многократно повышалась, и утрачивались какие-то перспективы завтрашнего дня. Досужие субъекты могут возразить, что в действительности это было не так, что степень эксплуатации простонародья в СССР многократно возросла в 1930‑е гг. по сравнению со временами НЭПа или временами до 1917 г.; особенно возросла в деревне после коллективизации.

Но мы предложим всё же различать такие разные явления общественной жизни, как «приходилось больше работать, ограничивая своё потребление во всём» и «степень эксплуатации возросла», вследствие чего тоже приходилось больше работать, а получать меньше. Разница между этими двумя явлениями в жизни общества принципиальная, но открывается она только, когда обращаются к вопросу ― что производится и куда оно девается?

Если степень эксплуатации возросла, то это означает, что в обществе увеличилась кратность отношения расходов на содержание[45] 10 % самых богатых к расходам на содержание 10 % самых бедных. Если при этом приходится больше работать, а потреблять меньше, то в структуре валового продукта государства вырос объём производства в расчёте на душу населения товаров для богатого меньшинства, а объём производства товаров для трудящегося большинства сократился (либо упала покупательная способность трудящегося большинства и оно не может купить даже произведённое, что в дальнейшем неизбежно приведёт к падению производства каких-то групп продукции).

Было это при Сталине? — Не было. Страна готовилась к победе в войне, поэтому работать приходилось действительно больше всем без исключения, а большинство пришлось ограничить в потреблении средствами государственной финансовой политики.

Действительно так, что в то же самое время советская партийная, государственная, хозяйственная, научно-техническая “элита” и выдающиеся деятели искусств обладали более высоким потребительским статусом, нежели простые труженики. Но причём тут якобы злонамеренность Сталина? Приведём конкретный пример, проясняющий обстоятельства возникновения советской потребительской “элиты”.

Когда 8 декабря 1918 г. возобновила свою работу Академия Генерального штаба, то в честь этого события решили организовать торжественный концерт. Слушателем Академии был и будущий генерал-лейтенант Георгий Павлович Сафронов (1893 – 1973 гг.). И командование Академии отправило его — ещё только будущего полководца[46] — на квартиру уже выдающегося певца Ф. И. Шаляпина, чтобы пригласить того принять участие в концерте. Ф. И. Шаляпин запросил мешок белой муки: Академия генерального штаба не могла его выделить по бедности тех лет, и торжественный концерт прошёл без участия Ф. И. Шаляпина.

Выходец из простого народа, всю жизнь мечтавший втереться в “элиту” Российской империи, не пожелал принести радость будущим командирам Армии своего народа, которым предстояло защищать его Родину, её народ в будущем; защищать, подчинившись суровой дисциплине и самодисциплине, не жалея ни своего здоровья, ни здоровья своих близких[47], ни жизни, за утрату которых невозможно воздать в земной жизни ни двумя пудами пшеничной муки, ни какими-либо деньгами; не говоря уж о том, что смертный бой, к руководству и участию в котором готовились командиры, — занятие куда более общественно значимое, нежели любое выступление на сцене или иной акт художественного творчества, а объятия войны не столь ласковы как объятия муз.

Да, Ф. И. Шаляпин — выдающийся русскоязычный певец, но как человек — крохобор, а не щедрая русская душа[48]. Большевистская революция причинила ему невосполнимую утрату: она разрушила его детско-юношескую мечту войти в ряды наследственной российской “элиты”. И разрушения этой мечты он не простил своему народу, поддержавшему большевиков, и его армии, и государству, вследствие чего, в конце концов, предпочёл жить и умереть вместе с прежней “элитой” в эмиграции. Таких «шаляпиных» — выдающихся и просто грамотных специалистов в своём деле, но алчных до монопольно высоких цен за своё участие в общественном объединении труда — в России было много во всех отраслях производства и в непроизводственных, но общественно необходимых и значимых сферах деятельности.

Теперь обратимся к работе В. И. Ленина «Государство и революция»:

«… на примере Коммуны (Парижской, 1871 г., — наше пояснение при цитировании) Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть ″бюрократами″, быть ″чиновниками″, перестают по мере введения кроме выборности, ещё и сменяемости в любое время, да ещё сведения платы к среднему рабочему уровню, да ещё замены парламентских учреждений работающими (парламент — от французского «parle» — говорить, т. е. парламент — говорильня, в большинстве случаев попусту, — наша заметка), т. е. издающими законы и проводящими их в жизнь. (...) Маркс ... увидел в практических мерах Коммуны тот перелом, которого боятся и не хотят признать оппортунисты из-за трусости, из-за нежелания бесповоротно порвать с буржуазией...» (текст выделен нами при цитировании).

Как известно, Парижская коммуна рухнула. Одной из причин её краха было то, что квалифицированные специалисты разных отраслей общественного объединения труда, считали ниже своего достоинства отдавать свой труд Коммуне за зарплату среднего рабочего и видеть в простом рабочем своего товарища.

Они желали такой организации жизни общества, в которой могли бы получать монопольно высокую корпоративную цену за продукт своего труда, и потому не поддержали Парижскую коммуну в её начинаниях и, либо сплотились как её явные деятельные противники, либо саботировали, заявляя о своей лояльности к ней.

При этом подчеркнём, что речь идёт не о различиях в зарплате между разными специалистами в той или иной отрасли общественного объединения труда, а о различии в доходах между работниками разных отраслей общественного объединения труда, вследствие чего существуют отрасли с монопольно высокими и монопольно низкими ценами на рабочую силу. Речь не идёт о ликвидации дифференциации доходов в пределах каждой из отраслей, поскольку она стимулирует в каждой отрасли накопление профессионализма. Речь идёт о необходимости избавиться от межотраслевой дифференциации доходов, поскольку она стимулирует только честолюбие и паразитизм индивидуалистов.

Примерно то же самое, что привело Парижскую коммуну к краху, произошло в России после 1917 г.: хвалёная российская “интеллигенция”, как общественная группа в целом, не считала для себя возможным отказаться от монопольно высоких цен за производимый ею продукт в общественном объединении труда, вследствие чего очень многие выдающиеся и средние умы не поддержали Советскую власть, вытесняя из её органов сионо-интернацистских меньшевиков, а выступили против неё в гражданской войне. Многие по завершении гражданской войны остались в «Совдепии» просто потому, что не смогли сбежать или нигде не были нужны, и вынуждены были жить в ней. Но они по-прежнему оставались специалистами каждый в своём деле. И большевизм пошёл на то, чтобы ради достижения своих целей заплатить им монопольно высокую цену за их участие в общественном объединении труда.

Но значимо другое. Обеспечив относительно высокий потребительский статус разнородной по характеру её деятельности “интеллигенции”, к этому стандарту потребления постепенно, по мере роста экономической мощи страны, Сталин подтягивал и остальное население. Вследствие чего кратность отношения расходов на содержание 10 % самых богатых семей к расходам на содержание 10 % самых бедных семей снижалась. То есть степень эксплуатации большинства меньшинством неуклонно падала.

Именно в таких условиях в тридцатые годы работать приходилось действительно больше, а жить относительно бедно. Но не потому, что росла степень эксплуатации, а потому что производились новые средства производства и вооружение. Гитлер написал «Майн кампф» ещё в 1923 г. Эта политическая программа, в которой прямо шла речь о войне Германии против СССР с целью его полного и необратимого порабощения, пользовалась поддержкой международного меньшевизма сионо-интернацистов и деятельно проводилась в жизнь. И было бы преступлением Советской власти против долговременных интересов народов СССР не подготовить страну к войне, которую мировая закулиса запланировала едва ли не раньше, чем захлебнулись марксистские революции в странах Европы (в Германии, в Венгрии), из которых предполагалось раздуть мировую марксистскую революцию, к чему призывал меньшевик и сионо-интернацист Бронштейн (Троцкий), и что сорвал Ленин заключением Брестского мира.

Если же говорить о колхозном строе, то переход к нему от НЭПа действительно был жестоким и тяжёлым. Но разгром страны в будущей войне, запланированной мировой закулисой, был бы ещё более жестоким по сравнению с коллективизацией: если бы не коллективизация, обеспечившая продовольствием в короткие сроки рабочую силу промышленности, то за разгромом лета 1941 г. последовало бы германское нацистское иго. Вступил бы в действие план «Ост», согласно которому предполагалось построить на территории СССР лагеря смерти и в кратчайшее время уничтожить в них 110 миллионов «лишнего населения», а остальных низвести до положения говорящего рабочего скота, рабов, которые  должны были бы ишачить на «сырьевых плантациях» бывшего СССР в угоду “господам”-жидам; и с процентными кредитами тогда можно было бы не заморачиваться. И топором и крестьянскими вилами от германского вермахта (вооружённых сил) было бы не отмахаться, как во многом отмахались от Наполеона в 1812 г.

Но уже в 1938 г. колхозный строй начал давать отдачу: на трудодни во многих рядовых, а не образцово-показа­тель­ных колхозах, и на Украине, и в Поволжье, и в других регионах СССР выдавалось продукции, произведённой в коллективном хозяйстве больше, нежели могли вместить закрома крестьян, оставшиеся от времён единоличного ведения ими хозяйства. Это вспоминают в беседах сейчас многие простые люди, жившие в то время. Рождаемость в стране устойчиво превышала смертность. Достижения культуры прошлого и возможность получить образование становились доступными всё более широким слоям общества. Этот процесс культурного и экономического подъёма был прерван первоначально войной, и вторично приходом к партийной и государственной власти (после устранения Сталина) троцкистов: как уцелевших в репрессиях эпохи сталинизма, так и троцкистов второго поколения, которые после 1953 г. стали проводить антибольшевистскую политику[49].

Теперь снова обратимся к завещанию Сталина — «Экономическим проблемам социализма в СССР» (ссылки на страницы по отдельному изданию 1952 г.):

«Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существующий при капитализме, между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам[50]. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами одного производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспеянии и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа» (стр. 27).

Хотя Сталин пользуется марксистской терминологией («умственный труд», «физический труд»), но речь ведёт о непосредственно производительном труде в сфере материального производства и о прочих видах труда вне сферы материального производства, и, прежде всего, о труде в сфере управления. В приведённом контексте «эксплуатация людей физического труда» — синоним «монопольно высоких цен на продукт труда вне сферы материального производства» и опять же, прежде всего прочего, — синоним монопольно высоких цен на продукт труда в сфере управления (директор, мастер, — исключительно управленцы; инженер — может быть и управленцем, и производственником в сфере обработки информации). К 1952 г. отраслевые монопольно высокие цены на участие в общественном объединении труда (в форме зарплат) в своём большинстве были в СССР в основном преодолены, а внутриотраслевые вилки зарплат стимулировали рост квалификации персонала. И это было стратегическим направлением экономической политики большевистского государства.

Однако Сталин не обольщался достигнутым, поскольку тарифная сетка в СССР была результатом государственного диктата, а не выражением нравственности общества на рынке спроса и предложения той или иной деловой квалификации.

Он пишет:

«...Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию», ― стр. 7.

«Должна была ликвидировать», но не утверждает, что ликвидировала эксплуатацию во всех её формах раз и навсегда; тем более он не утверждает, что в СССР ликвидированы и сами возможности и предпосылки возобновления системы эксплуатации большинства меньшинством когда-либо в будущем. Он пишет о том, что необходимо сделать, чтобы система эксплуатации большинства меньшинством утратила в СССР возможности существования в принципе:

«Необходимо добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможности получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда к какой-либо профессии.

Что требуется для этого?

Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьёзного культурного роста членов общества без серьёзных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно, прежде всего, сократить рабочий день, по крайней мере, до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. <...> Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную заработную плату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путём прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путём дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления».

После устранения Сталина всё было сделано так, чтобы этого не произошло. По инерции общественного развития в СССР действительно уже при Хрущёве имело место сокращение недельного фонда рабочего времени до 41 часа, при 7 часовом рабочем дне с понедельника по пятницу и 6 часовом в субботу. Благодаря этому у людей появилось свободное время, чтобы быть в семье, воспитывать детей, заниматься личностным развитием. Но осуществлённый вскорости переход на пятидневку ликвидировал это благо:

Один свободный дополнительный день не мог компенсировать каждодневной утраты ранее высвобожденного часа: быть в семье, воспитывать детей надо каждый день, а не два раза в неделю по субботам и воскресеньям (тем более, что в «застой» сверхурочные и аккордные работы стали нормой, а многие субботы делались рабочими, т. н. «чёрными субботами», согласно цвету чисел в календаре); то же касается и времени на личностное развитие — оно необходимо каждый день, хотя бы по часу, а не раз в неделю целый день: этого требует биоритмика подавляющего большинства людей.

Вместо того, чтобы систематически снижать цены на продукцию массового потребления, что было путём естественного перехода к распределению по потребностям по мере роста производства и удовлетворения спроса, стали увеличивать номинальные зарплаты, причём, не обеспечивая доходы населения объёмом производимых товаров и услуг по установленным государством же ценам[51].

Это падение надёжности защищённости индивида и семьи со стороны общества в целом и его государства, в искусственно созданных таким образом условиях недостаточного культурного развития большинства населения, имело следствием возобновление у многих надежд обеспечить себя и свою семью всем необходимым на основе независимой от государства и общества личной инициативы. Это вело к отношению к государственной и прочей общественной собственности как к ничейной, вопреки тому, что Сталин писал, что только при выполнении всех[52] названных им «предварительных условий, взятых вместе, можно будет надеяться, что труд будет превращён в глазах членов общества из обузы ″в первую жизненную потребность″ (Маркс), что ″труд из тяжелого бремени превратится в наслаждение″ (Энгельс), что общественная собственность будет расцениваться всеми членами общества как незыблемая основа существования общества (выделено курсивом нами при цитировании).

Только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет перейти от социалистической формулы — ″от каждого ― по способностям, каждому ― по труду″ к коммунистической формуле — ″от каждого ― по способностям, каждому ― по потребностям″», ― «Экономические проблемы социализма в СССР», стр. 69.

То есть Сталин действительно был коммунистом и на словах, и на деле. А сталинские принципы народовластия это:

·  обеспечение одинаковой доступности сколь угодно высокого образования всем вне зависимости от происхождения;

·  ликвидация монополии всех “элитарных” социальных групп на управленческую деятельность во всех её видах;

·  ликвидация монопольно высокой цены на продукт управленческого труда, которая и вызывает вражду между всей иерархией управления и управляемыми ею людьми, а также и всех прочих монопольно высоких отраслевых цен на участие в общественном объединении труда.

В сталинском видении народовластия нет места ни корпорации еврейских ростовщических кланов с их надгосударственной монополией на институт кредита со ссудным процентом и управление инвестициями в развитие народного хозяйства; нет места и монополии еврейской, и национальной жидовствующей, преимущественно гуманитарной “интеллигенции”, умеющей только болтать (но не умеющей управлять обстоятельствами), на растолковывание окружающим смысла бытия и нравственного права на паразитизм меньшинства на труде большинства; и, прежде всего, — обоснования права на ростовщический паразитизм еврейских же банковских кланов, как основу “демократии” и “прав” человека во всём мире.

То есть сталинское видение народовластия весьма отличается от существа “демократии” западного образца, поскольку многопартийность Запада, парламентаризм, голосования по поводу и без повода, свобода прессы без всего того, что Сталин назвал в «Экономических проблемах социализма в СССР» как насущные потребности общественного развития, — канализация для слива самонадеянного, необразованного, бездумного невежества в формах, безопасных для безраздельной власти трансрегиональной ростовщической корпорации и стоящих за нею её хозяев (мировой закулисы) — действительно много знающих и глубокомысленных интеллектуалов. “Демократия” по-западному — реализация принципа: «чем бы дурьё ни тешилось, лишь бы брало кредиты под проценты и ишачило».

Таким был Сталин. В напеве его и в песне, как солнечный луч чиста, звучала Великая правда — Возвышенная мечта. Сердца, превращённые в камень, заставить биться умел. У многих будил он разум, дремавший в глубокой тьме. Но люди, забывшие Бога, хранящие в сердце тьму, полную чашу отравы преподнесли ему… Сказали они: «Будь проклят! Пей, осуши до дна. И песня твоя чужда нам, и правда твоя не нужна».

В результате такого отношения подавляющего большинства советского народа к Великой правде и Возвышенным мечтам, в начале «перестройки» появились иные стихи:

Стадо

Мы ― стадо. Миллионы нас голов.

Пасёмся дружно мы и дружно блеем,

И ни о чём на свете не жалеем,

Баранье стадо ― наш удел таков.

 

В загон нас гонят ― мы спешим в загон.

На выпас гонят ― мы спешим на выпас.

Быть в стаде ― основной закон,

И страшно лишь одно ― из стада выпасть.

 

Когда приходит время ― нас стригут.

Зачем стригут ― нам это не понятно.

Но всех стригут. Куда ж податься тут,

Хоть процедура эта  крайне неприятна.

 

А пастухам над нами власть дана,

Сказали, что по воле колдуна.

Так и живём, не зная тех тиранов,

Что превратили нас в баранов!

 

Ах, как сочна на пастбище хрустящая трава!

Как холодна вода в ручьях журчащих!

Зачем нам знать о кознях колдовства,

Когда так сладок сон в тенистых чащах …

 

Да, хлещет по бокам пастуший кнут.

Что ж из того: не отставай от стада!

А у загонов прочная ограда.

И пастухи нас зорко стерегут!

 

Но всё ж вчера пропали два барана ...

Не помогла им пастухов “охрана”.

Их съели сами пастухи, а виноваты будут волки.

Но стаду наплевать на братьев, «с верхней полки».

 

Мы ― стадо. Миллионы нас голов.

Идём, покачивая курдюками.

Нам не страшны проделки колдунов.

Бараны мы. Что хочешь, то и делай с нами.

 

Как показал исторический опыт, многое можно сделать с человекообразными баранами — толпой беззаботных иждивенцев-индивидуалистов. И это происходило и происходит не само собой, не без приложения чьей-либо целеустремлённой злонамеренной воли:

«На судебном процессе 1936 года, если вспомните, Каменев[53] и Зиновьев[54] решительно отрицали наличие у них какой-либо политической платформы[55]. У них была полная возможность развернуть на судебном процессе свою политическую платформу. Однако они этого не сделали, заявив, что у них нет никакой политической платформы. Не может быть сомнения, что оба они лгали, отрицая наличие у них платформы. Теперь даже слепые видят, что у них была своя политическая платформа. Но почему они отрицали наличие у них какой-либо политической платформы? Потому что они боялись продемонстрировать свою действительную платформу реставрации капитализма в СССР, опасаясь, что такая платформа вызовет в рабочем классе отвращение.

На судебном процессе в 1937 году Пятаков, Радек и Сокольников стали на другой путь. Они не отрицали наличия политической платформы у троцкистов и зиновьевцев. Они признали наличие у них определённой политической платформы, признали и развернули её в своих показаниях. Но развернули её не для того, чтобы призвать к ней рабочий класс, призвать народ к поддержке троцкистской платформы, а для того, чтобы проклясть и заклеймить её как платформу антинародную и антипролетарскую. Реставрация капитализма, ликвидация колхозов и совхозов, восстановление системы эксплуатации, союз с фашистскими силами Германии и Японии для приближения войны с Советским Союзом, борьба за войну против политики мира, территориальное расчленение Советского Союза с отдачей Украины немцам, а Приморья — японцам, подготовка военного поражения Советского Союза в случае нападения на него враждебных государств, и как средство достижения этих задач — вредительство, диверсии, индивидуальный террор против руководителей советской власти, шпионаж в пользу японо-фашистских сил, — такова развёрнутая Пятаковым, Радеком, Сокольниковым политическая платформа нынешнего троцкизма. Понятно, что такую платформу не могли не прятать троцкисты от народа, от рабочего класса. И они прятали её не только от рабочего класса, но и от троцкистской массы, и не только от троцкистской массы, но даже от руководящей верхушки, состоявшей из небольшой кучки людей в 30 – 40 человек. Когда Радек и Пятаков потребовали от Троцкого разрешения на созыв маленькой конференции троцкистов в 30 – 40 человек для информации о характере этой платформы, Троцкий запретил им это, сказав, что нецелесообразно говорить о действительном характере этой платформы даже маленькой кучке троцкистов, так как такая «операция» может вызвать раскол[56].

″Политические деятели″, прячущие свои взгляды, свою платформу не только от рабочего класса, но и от троцкистской массы, и не только от троцкистской массы, но и от руководящей верхушки троцкистов, — такова физиономия современного троцкизма», ― И. Сталин. «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников». Доклад и Заключительное слово на пленуме ЦК ВКП(б) 3 – 5 марта[57] 1937 г. «Партиздат». 1937 г. Стр. 12 – 13.

Что же это за политическая платформа — концепция (замысел), о сокрытии которой шла речь на том пленуме ЦК ВКП(б)? — А всё та же библейская доктрина, в её церковно-культовом и светско-марксистском ликах, как та «медаль о двух сторонах». И это подтвердил Зиновьев своим поведением перед расстрелом: когда его волокли к месту казни, он визжал, а потом начал бормотать слова ветхозаветно-талмудической молитвы, которая была оборвана залпом. И эта доктрина, и её хозяева никуда не исчезли из глобальной политики; более того, в результате их деятельности и сложились в условиях беззаботности большинства те обстоятельства, в которых мы ныне существуем.

«Надо кончать с оппортунистическим благодушием, исходящим из ошибочного предположения, что по мере роста наших сил враг будто бы становится ручным и безобидным. Такое предположение в корне неправильно. Оно является отрыжкой правого уклона, уверявшего всех и вся, что враги будут потихоньку вползать в социализм, что они станут, в конце концов, настоящими социалистами. Не дело большевиков почивать на лаврах и ротозействовать. Не благодушие нам нужно, а бдительность, настоящая большевистская революционная бдительность. Надо помнить, что чем безнадёжнее положение врагов, тем охотнее они будут хвататься за крайние средства, как единственные средства обречённых в их борьбе с Советской властью. Надо помнить и быть бдительным», ― цитата из закрытого письма ЦК ВКП (б) от 18 января 1935 г., приведённая Сталиным в цитированном докладе «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников». Там же, Стр. 7.

6.       Кредитно-финансовая система в СССР

Сталин исключил вторжение закулисной библейской кредитно-финансовой системы в СССР и, тем самым, не позволил мировой закулисе сделать народы СССР её финансовыми рабами (вот почему закулиса пытается дискредитировать лично Сталина и его дело, извращая в умах ― через подконтрольные ей СМИ ― суть его дела и изобретая про него лично разные небылицы и ужастики; особо старается закулиса создать отрицательный образ Сталина в умах молодёжи, чтобы она не начала осмыслять благое дело, которому служил Сталин и изучать его опыт общественно полезного государственного строительства). ― В области финансов послевоенный СССР закрылся от вторжения библейской кредитно-финансовой системы государственной монополией внешней торговли, построив у себя трёхконтурную кредитно-финансовую систему, в которой:

·        первый контурвалютного обращения ― обеспечивал внешнюю торговлю в условиях государственной монополии на экспортно-импортные операции, что исключало непосредственное финансовое управление извне народным хозяйством СССР;

·        второй контур безналичного рублёвого внутреннего обращения ― обслуживал систему производства в государственном и кооперативно-колхозном секторах экономики;

·        третий контур наличного дензнакового обращения ― обслуживал систему розничной торговли и единоличной трудовой деятельности, хотя количество единоличников (част­ных предпринимателей) и объёмы производства ими товарной продукции и услуг были ничтожно малы по отношению к объёмам производства в государственном и кооперативно-колхозном секторах (это было не всегда оправдано и экономически, и политико-идеологически по отношению к задаче построения социализма и коммунизма, но вполне вписывалось в глобальный закулисный сценарий извращения социализма с целью недопущения построения коммунизма в одной отдельно взятой стране. И в этот-то глобальный сценарий влезло послесталинское “элитаризовавшееся” и не шибко умное руководство СССР при попустительстве остального народа).

При этом Государственный Банк СССР принадлежал государству и денежные знаки государства ― государственные казначейские билеты (номиналом от 1 до 5 рублей) и билеты Государственного Банка СССР (номиналом от 10 до 100 рублей) ― тоже являлись собственностью государства: «Государственные казначейские билеты обеспечиваются всем достоянием Союза ССР и обязательны к приёму на всей территории СССР во все платежи для всех учреждений, предприятий и лиц по нарицательной стоимости», ― написано на казначейском билете СССР номиналом 1 рубль; «Банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами государственного банка», ― написано на банковском билете СССР номиналом 10 рублей. Сеньорадж ― разница между себестоимостью производства билета и его номиналом ― также принадлежал государству, и государство управляло эмиссией билетов.

Такая организация кредитно-финансовой системы более соответствует демократическому обществу и истинно демократическому государству, поскольку, если государство выражает стратегические интересы подавляющего большинства людей — быть свободными от паразитизма на их труде и жизни паразитов-единоличников и корпораций паразитов — то:

·        власть государства над внешней торговлей (не обязательно в форме монополии, как это было в СССР) защищает управление народным хозяйством от паразитизма извне;

·        разобщённость контуров наличного обращения, обслуживающего личные и семейные потребительские потребности, и контура безналичного обращения, обслуживающего производственное потребление главным образом промежуточных продуктов, препятствует легализации нетрудовых доходов в качестве источника существования семей и кланов внутренних паразитов и защищает от них подавляющее большинство населения — трудящихся людей.

Ну а если государство выражает интересы не народа, а той или иной олигархии или мафии, то при любом устройстве кредитно-финансовой системы народ под властью олигархии или мафии не будет жить хорошо. И к этому вопросу устройство кредитно-финансовой системы, как таковое, прямого отношения не имеет, поскольку в этом случае вопрос состоит в другом: Какое устройство кредитно-финансовой системы удобнее олигархии для того, чтобы держать народ в экономической неволе?

В принципе ничто в кредитно-финансовой системе как таковой, построенной на этих принципах, не мешало допустить в неё и частных предпринимателей — тружеников, организаторов коллективной деятельности. Если бы при этом их личные семейные доходы, которые они могут потратить на личное и семейное потребление, были ограничены уровнем, исключающим возможность «беситься с жиру», и была бы гарантирована свобода инвестирования в общественно полезное производство, то в результате получилась бы куда более эффективная экономика, чем экономика любой из капиталистических стран; получилась бы экономика, выражающая иную — действительно общечеловеческую — нравственность и этику (в смысле единения людей на основе единых и общих для всех них нравственно-этических принципов).

При эмиссии средств платежа, отстающей от роста производства, исчисляемого в неизменных  (инвариантных) ценах и отсутствии в системе ссудного процента выше нуля, такая кредитно-финансовая система неизбежно функционирует в режиме снижения номинальных цен, что гарантирует рост благосостояния всех (кроме ростовщиков и биржевиков-спекулянтов). И при контроле над минимумом и максимумом потребительских доходов граждан — гарантирует отсутствие в обществе беспросветной бедности и нищеты, неизбежных в исторически сложившейся культуре вседозволенности в ценообразовании на рынках продуктов и рынке труда. То есть, если номинальные цены растут, то это означает, что:

·        либо правящий режим — антинародный, марионеточный (если люди это чувствуют, то в обществе падает мотивация к труду, что ведёт к возникновению политического кризиса или ещё более усугубляет кризис уже имеющий место);

·        либо общество переживает продолжительное стихийное или социальное бедствие, объективно не подвластное его государственности, под воздействием которого потребности в каких-то видах продукции резко возросли, а предоставление её либо недостаточно, либо сократилось.

То есть, трёхконтурная система дензнакового обращения СССР могла обеспечить экономический и общекультурный взлёт, и вследствие этого мешала только паразитам, которые для себя де-факто признают одни нравственно-этические принципы, от других людей де-факто требуют соблюдения других нравственно-этических принципов, а де-юре изображают свою приверженность «общечеловеческим ценностям», опустив при этом миллиарды людей в нищету и бескультурье по всему свету.

Однако внешние паразиты не в состоянии были избавиться от этой трёхконтурной кредитно-финансовой системы до тех пор, пока в СССР к власти не пришли, при содействии внешних паразитов, внутренние убеждённые паразиты.

И трёхконтурность кредитно-финансовой системы была эффективна до тех пор, пока не была исчерпана инерция эпохи сталинизма и не произошло вытеснение на руководящих постах в партии, в государственном аппарате, в науке и в отраслях промышленности и сельского хозяйства творцов-профессионалов сталинской эпохи хапугами и безвольными приспособленцами, чуждыми идеям справедливости, либо не способными их защищать в политике (по трусости и безволию).

Общественная инициатива

P. S.

К сожалению, как до Сталина, так и во времена Сталина, и в текущий момент, для большинства самостоятельно думать по-крупному ― самое страшное наказание. Интеллектуальные иждивенцы ― толпа ― общность индивидов, живущая по преданиям и рассуждающая по авторитетам. Отдавая предпочтение авторитету предания и персон, а не своему разумению по жизненным обстоятельствам, толпари не могут выйти из алгоритмов поведения, предписанных преданием, точно так же, как не может сам выйти из программы компьютер или станок с программным управлением. Общность предания является фактором социальной организации, сплачивающим толпу воедино и позволяющим управлять ею через авторитеты: само предание, вождя-основоположника, вождей-наследников и верных толкователей. Предание может быть сколько угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с тем, что было и есть в жизни на самом деле. Разные предания сплачивают разные тóлпы. Разрушение авторитета предания или самого предания обращает толпу — всё бездумное и превозносящееся в самомнении о своей интеллектуальной мощи сборище — в сброд, если толпа не начинает рассуждать самостоятельно по совести, соборно. И слово «сброд» должно быть принято социологией как строгий научный термин. Рассуждение по авторитету — интеллектуальное иждивенчество главное качество толпы. В нём проявляется стремление толпы жить чужим умом и готовыми рецептами, которые раздают ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых вождей. “Благодаря” своему бездумью, толпа следует за вождём страстно, т. е. безответственно, неусомнительно веря в правоту вождя. Это порождает бездумную вседозволенность толпы, как в целом, так и каждого из толпарей.

Мировая закулиса ― глобальная надгосударственная мафия (древняя организация преступного мира, анонимно, как бы из-за кулисы политической сцены воздействующая на общество методами бесструктурного управления вот уже около 3000 лет, получившая это название от ханаанского термина «ма фи» ― «не имеется», «не существует», «миф», ― одним словом), строящая свою политику на предумышленной вседозволенности, издревле представляет тóлпам ангажированных вождей (церковных, научных, партийных, государственных, племенных), которых пасёт в обход их сознания. В результате фактически мафия ведёт тóлпы за вождями-провокаторами, куда ей угодно, даже на убой «не за понюх табаку». Отсюда и афоризм: «Баран, идущий впереди стада, ― не всегда вожак».

Но так же бездумно толпа участвует и в общественном объединении труда, не интересуясь ответственно в нём ничем, даже своим частным делом. Это даёт возможность организовать толпу в структуры некоего разобщённого, дезинтегрированного биоробота, в составе которого толпа способна как к созиданию, так и к разрушению. Но созданное таким образом — непрочно. Непрочно потому, что не выстрадано ни умом, ни сердцем созидателей, и не передано ни уму, ни сердцу их потомков; не осознано в толпе никем ни как добро, ни как зло. Находясь своими различными подгруппами в структурах дезинтегрированного биоробота, программа действий которого размещена в памяти множества бездумных толпарей, толпа не перестаёт быть толпой ни в церковных, ни в партийных объединениях, ни в парламентах, ни в административных структурах, ни в профсоюзах, нигде. В толпе большинство, как правило, не внемлет предостережению меньшинства (пусть даже представленного единственной ответственной личностью), избирает кого-то одного или партию (от лат. partis ― часть, группа), на которых участники большинства перекладывают каждый свою долю ответственности за общие судьбы, после чего те, кому доверены общие судьбы, доводят страну до катастрофы.

И если кто-то не согласен с вышеизложенным и хочет возразить ― заявить «о неэффективности государственного управления времён сталинизма», то пусть возражает политическому противнику Сталина ― Черчиллю:

«Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерным оружием …».

Что же касается претензий к коммунизму вообще и к коммунистическому режиму в СССР, в частности, то историк Ключевский дал исчерпывающий ответ на такие претензии в своём афоризме: «Общество праведного общежития, составленное из негодяев». ― То есть необходимо разобраться, в чём проблема: в ложности идеалов общественного жизнеустройства, предлагаемых коммунистом (большевиком) Сталиным, либо в том, что идеалы ― истинны, но неосуществимы в обществе негодяев?

 

__________________   *   *   *   __________________

 

Готовый материал для распечатки настоящей брошюры типографским способом и текст (А 4) можно скачать с сайта: mera.com.ru или запросить по электронному адресу: enter2@mail.ru



[1] Эпиграф Пьера Куртада к книге Эдгара Морена «О природе СССР. Тоталитарный комплекс и новая империя» (Москва, «Наука для общества», 1995 г.; французское издание — Fayard – 1983)

[2] Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков).

[3] Д. Волкогонов — генерал-политработник; был директором института военной истории. В годы «перестройки» выпустил несколько книг, в которых выразил крайне отрицательное отношение к деятельности Сталина и к Сталину лично.

Р. Косолапов — штатский политработник; был главным редактором теоретического журнала КПСС «Коммунист». Подготовил к изданию последние тома (14, 15, 16 вышли в 1997 г. в Москве в издательстве «Писатель») собрания сочинений И. Сталина, издание которого было остановлено ещё при жизни «всесильного диктатора». К деятельности Сталина в целом относится положительно.

[4] Марксизм характеризовал главное противоречие капитализма, как противоречие между коллективным характером труда и частным характером присвоения произведённого. Но при этом оперировал неправильным по существу термином ― «общественное разделение труда», хотя реально имеет место общественное объединение единоличного труда.

[5] Это обстоятельство лежит в обосновании мнения о том, что «коммунизм — специфически еврейское изобретение, чуждое и враждебное всем остальным культурам».

[6] Мы предлагаем сравнивать расходы на обеспечение, на содержание, поскольку именно это отражает реальное положение дел в обществе. Ну, какой толк от сравнения зарплаты президента России с зарплатой токаря? Ведь в содержании семьи президента участвует и государственный бюджет, а в содержании семьи токаря ― нет. Анализ же расходов на содержание семьи во всякой социальной группе обязывает учесть не только расходы из её собственных доходов и накоплений, но и расходы сторонних физических и юридических лиц.

[7] См. его книгу «Первобытная культура» (Москва, 1989 г. Переиздание русского издания 1897 г. с изъятием одной главы, посвящённой математическим воззрениям в первобытных обществах).

[8] Слова, пришедшие в общее употребление с подачи Ф. Энгельса, высказавшего их в одной из культовых книг марксизма — «Анти-Дюринг».

[9] В марксистской терминологии — метафизические философии, где всё сказано раз и навсегда на все времена и случаи жизни.

[10] Согласно церковным книгам записи актов гражданского состояния, И. В. Джугашвили родился 6 декабря 1878 г., а не 9 (21) декабря 1879 г.

[11] Они не могут объединиться именно вследствие цитатно-догматического характера их философий и их методологического оскопления. «Серпом по яйцам» — типичный мифологический эпизод. Серп — символ оскопления — во всей марксисткой символике, как якобы символ крестьянского труда. Но почему не плуг, исключающий такую двусмысленность? И с молотом дело не лучше: масонский молоток в символике — похоже, но никак не молот: молот без наковальни — тоже символ бесплодия.

[12] Систематическое снижение цен по мере роста производства и удовлетворения спроса — системообразующая особенность экономики СССР, повторение которой невозможно ни в одной капиталистической, феодальной или иной рабовладельческой, по сути, экономике.

[13] Старого стиля (юлианский календарь, в XX и XXI веках на 13 дней отстающий от ныне действующего григорианского календаря).

[14] Бунд — в переводе с идиш ― союз, ― исключительно еврейское течение в социал-демократии начала ХХ века. В 1898 г. бунд ― один из соучредителей РСДРП на первом съезде, после которого по 1903 г. — «автономная организация». С 1906 г. возобновил статус «автономной организации». В 1912 г. бундовцы были исключены из РСДРП на 6‑й (Пражской) партконференции. После этого бунд существовал самостоятельно: вёл какую-то “иудо”-интернацистскую работу до 1917 г.; поддерживал Временное правительство после пуримской революции (февральская революция 1917 г. была приурочена к дням “иудейского” праздника Пурим, посвящённого уничтожению самодержавия древней Персии); поддерживал контрреволюционные силы после Великой Октябрьской социалистической революции; в 1920 г. отказался от борьбы с Советской властью (чего бороться-то против Советской власти? В тот период троцкисты — “иудо”-интернацисты — были в силе, контролируя практически безраздельно высшие партийные и — соответственно принципам построения идеологизированного государства — органы центральной и местной государственной власти, включая вооружённые силы и структуры «еврейского гестапо» ― ВЧК. Т. е. для еврейского интернацистского бунда в тот период это была «своя власть»); и в 1921 г. самораспустился, после чего некоторая часть его членов была принята в РКП (б).

[15] Алексинский Г. А. — депутат II Государственной думы; входил в большевистскую часть социал-демократической фракции. После Лондонского съезда РСДРП отстаивал тактику бойкота III Государственной думы. Впоследствии отошёл от большевиков. После Октябрьской социалистической революции — белоэмигрант (Примечание 35 во втором томе Сочинений И. Сталина).

[16] Выполнено в 1937г.

[17] Входила в то время в состав Российской империи.

[18] Почему-то “интеллигенция” не рассматривает версию о том, что врач Бехтерев был уничтожен в 1927 г. троцкистами именно потому, что он не поставил диагноз о психическом заболевании Сталина. А эта версия в общем, глобально-историческом контексте, объясняет гибель Бехтерева куда лучше, чем версия о его убийстве по приказу Сталина.

Досужим субъектам, не знающим многих вещей, кажется безумным и неправильным поведение того, кто о них знает, но в силу каких-то причин не находит необходимым о них говорить прямо или объяснять все слои мотивации своих действий. Если бы они не были досужими субъектами ― видели и знали, понимали то, что видел и знал, понимал Сталин, то они были бы совершенно иного мнения и о состоянии его психического здоровья, и о состоянии отечественной и зарубежной психиатрии и психоаналитики, и о состоянии нравственного здоровья нашего общества и так называемой интеллигенции в особенности.

В предисловии к 14-ому тому Собрания сочинений И. Сталина, у Р. Косолапова имеется следующий абзац:

«Соревнуясь в оболгании Сталина, демократы в итоге опустились до пассажей о его якобы невменяемости. Не буду поминать здесь отдельных писателей и публицистов, которые упражнялись на данном поприще до полной утраты совести. Но известную роль в этом шабаше сыграли и учёные, прежде всего академик Н. Бехтерева, внучка знаменитого русского врача, которая в конце 80‑х годов позволила себе заявить, что её дед после медицинского осмотра Сталина назвал его параноиком и за это был отравлен. «Это была тенденция объявлять Сталина сумасшедшим, в том числе с использованием якобы высказывания моего дедушки, — опровергает себя Наталья Петровна в 1995 году, — но никакого высказывания не было, иначе мы бы знали. Дедушку действительно отравили, но из-за другого. А кому-то понадобилась эта версия. На меня стали давить, и я должна была подтвердить, что это так и было. Мне говорили, что они (кто «они»? — наш вопрос при цитировании) напечатают, какой Бехтерев был храбрый человек и как погиб, смело выполняя свой врачебный долг. Какой врачебный долг? Он был прекрасный врач, как он мог выйти от больного и сказать, что тот — параноик? Он не мог этого сделать» (Аргументы и факты. 1995. № 32, стр. 2 – 3)».

[19] Не подтверждается он и мнением его зарубежных противников, часть из которых вынужденно стала его союзниками. Ни Гитлер, ни Черчилль, ни Рузвельт не могли себе позволить и не считали его ни глупцом, ни невежественной посредственностью, а относились к нему как к выдающемуся руководителю государства и умельцу в делах глобальной политики.

[20] Соответственно все служители библейских культов во всех государствах заняты установлением тоталитарной диктатуры жидов (жид ― это не телесный образ, а богопротивное состояние души; жиды бывают любых рас). И в этом нет разницы между папой римским, патриархом московским и всея Руси, католикосом всех армян, нынешним и бывшим главным раввином России Адольфом Шаевичем, который лицемерно вопил об угрозе «русского нацизма», будучи махровым еврейским интернацистом, главным раввином Израиля и прочими иерархами помельче, пасущими стада бездумно в Бога верующих разных конфессий.

[21] Чего не скажешь о нынешних студентах семинарий и духовных академий, представляющих собой убеждённых мерзавцев с извращённой нравственностью вследствие их богохульного согласия с мнением, что эта мерзость представляет собой выражение в истинном Откровении благого Божьего промысла (разве Бог может научать такому?!).

[22] Сравните с прямой и ясной постановкой основного вопроса философии истории Тайлором.

[23] Обоснование этого утверждения не входит в тематику настоящей брошюры.

[24] «Я не буду дальше характеризовать других членов ЦК по личным качествам. Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева (они огласили в печати решение о вооружённом восстании и свержении Временного правительства, ― наше пояснение при цитировании), конечно, не является случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому», ― В. И. Ленин, «Письмо к съезду», часть 2.

Если «октябрьский эпизод» и «небольшевизм» не могут быть поставлены в вину лично, то это может означать только одно: названные члены тогдашнего ЦК были зомби, которые творили не свою волю за отсутствием таковой.

[25] “Культурные люди”, составляющие “приличное общество”, о евреях в негативном смысле не говорят.

В библейской культуре это действительно так. Но с чего сторонники такого взгляда взяли, что библейская культура — возможная наилучшая и вообще единственная культура? В культуре людей, а не недолюдков, отрицательное отношение словом и делом к библейскому проекту построения глобального “элитарно”-невольничьего античеловечного глобального государства — один из показателей достоинства человека, вне зависимости от того, происходит человек из евреев либо же нет.

[26] Сталин это, надо полагать, знал, поскольку еще в Горийском духовном училище по греческому языку имел четвёрку.

[27] Современная форма отчества, заканчивающаяся на «...ович», в то время была малоупотребительна в официальных документах.

[28] О существе этой миссии говорит приведённое ранее его юношеское стихотворение.

[29] В этом контексте очень значимо свидетельство дочери  Сталина — Светланы Аллилуевой. 7 марта 2001 г. телеканал НТВ в передаче, посвящённой годовщине гибели в авиакатастрофе 9 марта 2000 г. журналиста Артёма Боровика, привёл фрагмент записи его беседы с С. Аллилуевой. Суть приведённого фрагмента их разговора сводится к следующему.

Когда Светлана была ещё девочкой, её воспитывали, как это было тогда принято, в антирелигиозном духе, учили, что никакого Иисуса Христа не было, подобно тому, как в книге М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» М. А. Берлиоз наставлял в этом мнении И. Бездомного. Но в библиотеке Сталина были книги разных авторов, посвящённые Иисусу Христу (греческое слово Христос означает ― Пророк), и Светлана их видела. Она спросила отца, зачем эти книги, если никакого Иисуса Христа не было? На что ей отец ответил, что был такой человек — Иисус Христос, который оставил учение людям.

Когда она заявила своей няне, что Иисус Христос был, — та стала возражать, что не было никакого Иисуса Христа, что это всё выдумки, как того требовала педагогика тех лет. На что Светлана ответила: папа сказал, что был. После этого няня уж и не знала, что и как говорить…

[30] «Был водительствуем» не означает «святой, которого не в чем упрекнуть».

[31] Как известно, многие противники СССР противопоставляют тюрьмы эпохи царизма чуть ли не как санатории тюрьмам и лагерям советской эпохи.

[32] Эта добавка к названию про «ошибку в третьем знаке» обусловлена тем, что в понимании Буничем глобальной политической сценаристики тех лет, Сталин ошибся в том, что думал напасть на Гитлера на третий день после того, как Гитлер нападёт на Черчилля, в результате чего вся Европа должна была оказаться в составе Советского Союза. Но вопреки этим ожиданиям и намерениям Гитлер напал на СССР и в приграничном сражении уничтожил ещё не готовую к бою группировку советских войск.

В действительности Сталин готовил страну к обоим вариантам агрессии Германии: и к тому, что Гитлер нападёт на Великобританию, и к тому, что Гитлер нападёт на СССР. Во втором случае он допускал и возможность разгрома вооружённых сил в западных округах. И, для преодоления его возможных последствий, в удалённых от театра военных действий районах страны, за пределами досягаемости авиации Германии, заблаговременно, т. е. ещё до начала боевых действий, были подготовлены системы энергетических и транспортных коммуникаций, нулевые циклы промышленных зданий и т. п., что и позволило эвакуировать промышленность из западных областей и развернуть производство в «чистом поле», куда уже было подведено всё, что необходимо для работы промышленности (См. Лев Исаков «Гений Сталина» в журнале «Молодая гвардия» № 11 – 12, 1998 г.). Именно вследствие этого СССР смог вторично вооружиться в 1942 г. после военной и производственной катастрофы лета 1941 г.

Имея предубеждение, что Сталин — хитрый и жестокий выскочка, но никак не государственник, жрец и вождь в одном лице, каких мало было во всей памятной истории, Бунич уверовал в ошибку Сталина и не удосужился рассмотреть возможный сценарий глобальной политики, в котором Гитлер порвал бы со своими опекунами и их хозяевами и напал бы на Великобританию (Операция «Морской лев»), а Сталин не напал бы на Германию ни на третий, ни в последующие дни. Этот вариант куда интереснее, нежели соображения В. Резуна и И. Бунича об операции «Гроза», упреждённой нападением на СССР по плану «Барбаросса», если понимать, что глобальным противником большевизма является не исторически бесперспективный краткосрочный германский национал-вождизм, а вросший в культуру библейский трёхтысячелетневластный “иудейский” интернацизм.

[33] «Бог велик!» — по-арабски; но арабский язык большинство “мусульман” не арабского происхождения не разумеют, вследствие чего многие из них подобны попугаям, хотя Коран — истина, и хвала Тому, Кто ниспослал его через Мухаммада.

[34] Церкви проповедуют 4 “евангелия” казни и воскресения Иисуса Христа, отрицаемые Кораном: «Гнев Бога обрушился на них за их ложь: они говорили, что будто бы убили (распяли) Иисуса, сына Марии, посланника Бога. Но он не был убит (распят), как они измышляли. Им всё это лишь представилось. Они думали, что убили (распяли) самого Пророка. На самом деле они убили (распяли) другого, похожего на Иисуса. Потом они сами спорили, ― убит (распят) был Иисус или другой. Они все пребывают в сомнении об этом. У них нет об этом никакого знания, а есть только предположения. Они не были уверены, что убили (распяли) именно его. Они его не убили (не распяли)», ― Коран, 4:157. Возможно, дальнейшее удивит почитателей Библии, но в её тексте остались зафиксированные подтверждения истинности коранической информации: измышления апостолов-“евангелистов” (Матфея, Марка, Луки, Иоанна) о якобы казни Иисуса — следствие их сна в Гефсиманском саду во время происходящих там событий (согласно написанному в “евангелиях”, они всё проспали); их якобы свидетельства о казни Иисуса ― субъективные представления (фантазии), ничего общего не имеющие с тем, что имело место в реальности. Да и здравый смысл подсказывает, что распятие праведника (Пророка) в угоду одержимым — объективное зло, которого Бог не допустил и никогда не допустит. Легенда о наказании праведника нужна закулисным руководителям библейского проекта порабощения всех для того, чтобы люди боялись говорить правду и творить праведные дела; эта легенда нужна также и для того, чтобы оправдать злонравные деяния (ибо, по легенде, Иисус ответил и за прошлых грешников, и за будущих, ― дескать, пакостите теперь вволю и не бойтесь, ибо все прощены заранее; дескать, слаб человек, чего с него взять?). Какова цель? ― Злонравными можно манипулировать себе в угоду. Добронравными ― нет.

[35] Как сообщается в Сунне (Сунна ― сборник воспоминаний современников Мухаммада), Пророку Мухаммаду показали “мусульманина”, который весь день проводил в непрестанных молитвах. Пророк спросил: «Кто его кормит?»

— Брат

— Брат лучше, чем он…

[36] «… вы устранили заповедь Божию преданием вашим», ― Библия, Новый завет, Евангелие от Матфея, 15:6.

[37] Это ещё одно место в Новом завете, которое, будучи вырванным из общего исторического контекста, о котором церкви всегда умалчивают, требует от “христианина”, живущего церковной жизнью, подчиниться еврейскому (ветхозаветному) расизму и ростовщическому господству над планетой.

[38] А дела “элиты”, приведшие к смутному времени, были таковы: Борис Годунов, Указом о заповедных летах в 1580 — 90 гг., отменил Юрьев день (26 ноября юлианского календаря, один из двух церковных праздников в честь Георгия Победоносца), в который крестьяне могли беспрепятственно покинуть земли одного феодала и перейти на жительство на земли другого. Отмена Юрьева дня, поначалу временная, как видно из названия Указа, стала постоянной и открыла дорогу барскому беспределу и становлению крепостного права как специфической российской формы работорговли соотечественниками. Церковь не возражала. Отмена Юрьева дня вызвала разочарование и озлобление крестьян против правящих верхов, которое вызрело в восстание Ивана Болотникова. После смерти Бориса Годунова “элита” допустила до царской власти интригана Василия Шуйского (Василий IV, на царстве с 1606 по 1612 г. Десница — правая рука, шуя — левая; т. е. “элита” избрала царём субъекта с «левой резьбой»): ещё возглавляя боярскую оппозицию «выскочке» Борису Годунову, Шуйский поддержал Лжедмитрия I, хотя впоследствии и возглавил заговор против него. Став царём, подавил крестьянское восстание Ивана Болотникова. Борясь с Лжедмитрием II, заключил союз со Швецией, что привело и к шведской интервенции. Потом Шуйский был свергнут москвичами и умер в польском плену. Полезно вспомнить, что Москва присягнула Лжедмитрию, точно также как и в ХХ веке москвичи способствовали разрушению СССР более, нежели жители других областей. Церковь не отказалась благословить интригана Шуйского на царство.

А благословить борьбу с польской агрессией церкви пришлось под давлением обстоятельств: польская “элита” везде и всюду на захваченных ею землях с непольским населением проводила ополячивание и окатоличивание простонародья, передавая власть над ним от местной “элиты” пришлой польской “элите”, искореняя прежнюю национальную “элиту” или ополячивая и её. Эта политика проводилась Польшей и в ХХ веке на землях Украины, Белоруссии, Литвы, отошедших к ней после распада Российской империи в ходе гражданской войны.

Польский щляхетский нацизм эпохи Пилсудского по своему отношению к захваченному не польскому населению и пленным был не мягче гитлеровского нацизма. В эпоху же смутного времени, когда польская шляхта грезила Польшей от моря (Балтийского) до моря (Чёрного для начала), он был ещё более жесток, хотя и не идеологизирован подобно гитлеровскому нацизму в ХХ веке. Именно против польского нацизма восстала Украина во время Богдана Хмельницкого и царствования Алексея Михайловича и защитилась от него вступлением в состав России. Именно защитилась: не прими Алексей Михайлович Украину под защиту Российской государственности и окажись она в Польше, то «пан Ющенковский», «пан Кравчуковский», «пан Кучмовский», «пан Черновиловский» и прочие ныне видные украинские паны-политики были бы лояльными Варшаве и полякам, если вообще были бы, поскольку ещё их далеким предкам польские паны могли не найти места в жизни.

Но польская интервенция и внутренняя смута в России начала XVII века — порождение политики российской “элиты” и иерархии “православной” церкви, благословлявшей всю “элитарную” спесивую мразь по первому требованию светских властей, а то и забегавшей впереди них.

[39] Епископ Александр Семёнов-Тян-Шанский — иерарх зарубежной “русской” “православной” церкви. Но его катехизис (наставление) был куплен в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург), в киоске которой он не мог продаваться без благословения иерархов отечественной “православной” церкви. Это означает, что, прежде чем благословить его распространение среди мирян, отечественные иерархи согласились с изложенным в нём вероучением, включая и вопросы социологии.

[40] Кулацкие нравы поддерживались в простонародье церковным меньшевизмом, и потому никто иной, как “русская” “православная” церковь ответственна перед людьми и Богом за трагедию раскулачивания. Проповедуй она хилиазм-миллинаризм, как то делали апостолы, каждый царь, крепостник, кулак знал бы, что он глубоко порочен (греховен) в своём отношении к жизни и другим людям, которых он старается подчинить своему произволу, подменяющему собой Божий промысел.

Принять хилиазм-миллинаризм в качестве официальной церковной социологической доктрины во второй половине XIX века — значило избавить Россию от революций в начале ХХ века, но мерзостная российская “элита”, в том числе и церковная, на это пойти не могла; не согласилось бы с этим и кулачество. За что и поплатились в первой половине ХХ века.

[41] Материалистический атеизм прямо провозглашает бытие Божие — плодом вымыслов людей. В основе марксизма и ленинизма ― материалистический атеизм. Идеалистический атеизм церковников прямо провозглашает бытие Божие, но порождает своекорыстное вероучение-отсебятину якобы от имени Бога и его посланников-информаторов-Пророков, следуя которому человек оказывается в конфликте с реальным Божьим промыслом, тем более остром, чем более он бездумен и убеждён в истинности вероучения церковников, и чем более непреклонно следует ему в жизни. Народная мудрость гласит: «Чем ближе к церкви, ― тем дальше от Бога».

[42] Т. е. Карун был еврей.

[43] Жизнь вечная, рай.

1 Лозунг последнего генсека КПСС ―  М. С. Горбачёва.

[45] Ещё раз повторим. Мы предлагаем сравнивать расходы на содержание, поскольку именно это отражает реальное положение дел в обществе, так как анализ расходов на содержание семьи во всякой социальной группе обязывает учесть не только расходы из её собственных доходов и накоплений, но и расходы сторонних физических и юридических лиц, вплоть до государственного бюджета.

[46] С апреля 1942 г. ― помощник командующего Западным фронтом, с 1944 г. ― зам. командующего 3‑им Белорусским фронтом. Об этом эпизоде из жизни Ф. И. Шаляпина Г. П. Сафронов пишет в своих мемуарах под названием «Неподвластное времени».

[47] Тяжек крест офицерских семей.

[48] И. А. Бунин в своих воспоминаниях о Ф. И. Шаляпине также отмечает, что тот не любил давать благотворительные концерты и любил деньги, оправдывая это тем, что отдавал много сил сценической деятельности.

И ещё; слово «русский, -ая, -ое» ― имя прилагательное, обозначает признак предмета и отвечает на вопрос: какой?, какая?, какое?, какие? (но никак не на вопрос ― кто?); оно образовалось в нашем языке от слова «Рус», пришедшего в наш язык из древнего языка под названием «санскрит». Рус означает Свет, просвещённость Богом. Следовательно, «русская душа» означает ― светлая душа, просвещённая Богом душа, т. е. обладающая Различением ― способная различать истину и ложь ― добро и зло. Отсюда слово «русский, -ая, -ое» = «просвещённый, -ая, -ое» обозначает состояние души, но никак не внешний облик (как принято иногда в силу исторически сложившихся заблуждений). ― Русским, т. е. просвещённым Богом, может быть (а может и не быть) человек любой телесной наружности (любой расы или смешанных рас). Например, русский грузин, русский славянин, русский еврей, русский татарин, русский негр, русский китаец, русский араб (семит) и т. д.

 

[49] Именно вследствие этого произведения большевика И. Сталина не только перестали издаваться (было прекращено даже издание Собрания его сочинений), но и то, что было издано ранее, было изъято из библиотек и попало в спецхраны. Это лишило возможности сравнивать бессмысленные речи последующих вождей с программными произведениями И. Сталина. И привело к безыдейности СССР в 1970 – 80‑е гг., что и открыло дорогу «перестройке» недостроенного социализма в дерьмовый марионеточный капитализм.

[50] Оно возродилось в ходе “демократических” реформ и развилось до такой степени, что, как сообщалось СМИ, был случай, когда рабочий, которому надоела систематическая невыплата зарплаты, бросил гранату в окно квартиры директора. Тому повезло: никого не было дома. Но по существу рабочий, совершивший это “преступление”, прав: если государство не в состоянии защитить его от такой рабовладельческой вседозволенности, то надо избавиться и от такого директора, и от такой государственности, если они не образумятся сами.

[51] В результате этого к началу «перестройки» на счетах 3 % вкладчиков сберегательных касс сосредоточилось 90 % сумм накоплений; а кроме того были и большие объёмы наличности. Именно этот теневой капитал, сосредоточившийся большей частью у ворья и “элиты” конца советской эпохи, был реализован в первой волне приватизации — присвоения себе на т. н. «узаконенных основаниях» общенародной собственности.

[52] Кроме приведённого нами фрагмента о необходимости культурного роста, Сталин перед этим называет ещё два условия:

Во-первых, необходимость добиться непрерывного роста всего общественного производства с преимущественным ростом производства средств производства. Причём у него не идёт речь о том, что необходимо всё в больших количествах производить морально устаревшую технику и технологии. Сталин, как государственный деятель, всегда заботился о том, чтобы СССР был передовым в научно-техническом отношении. Это для него само собой разумелось. И он пишет о том, что было бы хорошо, если бы большинство рабочих подняло свой культурно-технический минимум до уровня инженерно-технического персонала. Что в этом случае наша промышленность была бы поднята на высоту, не досягаемую для промышленности других стран. И называет поднятие культурно-технического уровня рабочих до уровня инженерно-технического персонала «путём первостепенного значения» («Экономические проблемы социализма в СССР», стр. 28 – 29).

Во-вторых, ставится задача поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, с постепенной заменой товарного обращения системой продуктообмена, «чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах всего общества». Слова «в интересах всего общества» следует понимать как «в интересах всех и каждого». Но для этого все и каждый жить должны по совести, что требует качественного изменения культуры, какую задачу Сталин поставил в предшествующем приведенном нами фрагменте о культурном росте, сокращении рабочего дня и политике планомерного снижения цен.

[53] Псевдоним, скрывающий еврейскую фамилию Розенфельд.

[54] Псевдоним, скрывающий еврейскую фамилию Апфельбаум.

[55] То есть отрицали то, что они действуют в соответствии с определённой концепцией организации жизни общества.

[56] Первый и последний президент СССР, и он же ― Генсек КПСС М. С. Горбачёв и ныне уже покойный идеолог «перестройки» А. Н. Яковлев тоже «не говорили», нисколько не сомневаясь в том, что такая «операция» может вызвать раскол в руководстве и представляет опасность лично для них. В подготовке такой тайной «операции» Горбачёв потом признался лично: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма (...) Именно для этой цели я использовал своё положение в партии и стране (...) Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей», ― Горбачёв М. С. (Речь в Американском университете в Турции; см. «Светская Россия» от 19 августа 2000 г.).

Характеризуя постперестроечную политическую направленность России, А. Н. Яков­лев в своей книге «Постиже­ние» (Москва, «Захаров», «Вагриус», 1998 г.) пишет: «В сущности, мы ползём к свободе через канализационную трубу», ― стр. 154. Но ведь он сам был «архитектором перестройки»; он сам избрал именно тот путь, на котором свобода достижима только через прохождение сквозь канализационную трубу, полную всевозможных нечистот, после чего обществу ещё предстоит неизбежная чистка. А о начале этого пути к «канали­за­ци­он­ной трубе» он пишет так:

«На протяжении столетий политика была способом решения проблем вчерашнего и сегодняшнего дня. Такой была и перестройка, пытавшаяся решить проблемы, оставшиеся от февральской революции 1917 года, и устранить мерзости сталинизма.

Иногда мы, реформаторы, пытались заглянуть и в будущее. Но преимущественно на уровне пожеланий и устремлений, вытекавших из морали времени. Политика оказалась бессильной предвидеть свои последствия. Мы ещё не располагали необходимой информацией для такого предвидения. <...>

Политика перестройки имела свою специфику, которая наложила на все события и свою печать. В чём она состояла? В том, что мы не могли открыто сказать о наших далеко идущих намерениях. Вынуждены были говорить, что неизбежные экономические преобразования идут на благо социализма, о политических — то же самое» (выделено нами при цитировании).

Эта цитата из яковлевских признаний, соотносимая с выступлением Сталина на мартовском 1937 г. Пленуме ЦК ВКП (б), многое проясняет в делах наших дней, а главное — предлагает подумать о будущем.

[57] К годовщине этого пленума подогнали и официальную дату смерти Сталина ― 5 марта 1953 г.




Rambler's Top100   META - Украина. Украинская поисковая
система  



© "Объективная газета" >>>На лучшем хостинге в Украине - http://www.giga.com.ua

НАШ БАННЕР:
Объективная газета

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на http://www.og.com.ua/ желательна. Редакция "Объективная газета" может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.

ogcomu@og.com.ua
15 декабря 2009 года